Суббота, 11 июля 2020
Пятница, 19 июня 2020 12:36

Почему в Казахстане нельзя создать единую модель «умного города»

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)

Директор по продажам ДКБ АО «Казахтелеком» Леонид Муравьев рассказал о работе над проектом Smart City

Сейчас во многих городах Казахстана функционируют отдельные элементы Smart City – автоматизированные системы учета потребления коммунальных услуг, видеонаблюдения в общественных местах и контроля за автодорожным движением. Два года назад «Казахтелеком» развернул пилотный проект «умного города» в Акколе, в рамках которого связал разрозненные системы в одно целое. О том, как помогла эта мера населению и местным властям, а также о возможности тиражирования этого опыта в другие города страны рассказал Леонид Муравьев, директор по продажам ДКБ АО «Казахтелеком».

Леонид, зачем Казахстану нужны «умные города»? Понятно, зачем нужны отдельные их блоки – например, облачное видеонаблюдение или система регулирования транспортным потоком, но нет представления о том, как все эти системы работают в комплексе и что горожанам дает это взаимодействие?

– Начнем с того, что за «умный город» все время принимают системы датчиков в домах, которые передают сведения о потреблении ресурсов. Эти датчики лишь базовое условие для существования Smart City. Приборы собирают данные и в чем-то делают жизнь людей легче – например, человеку не надо снимать показания, счет будет приходить ежемесячно. Он экономит время, это хорошо, конечно.

Если показания снимаются каждый день или каждый час, это дает возможность их анализировать и принимать решения. Например, есть общедомовой датчик, с помощью которого мы видим, сколько тепла, воды и электроэнергии попало в дом. Есть счетчики в каждой квартире. Мы можем сравнивать разницу между общедомовым счетчиком и суммой счетчиков всех квартир, это помогает выявить потери.

С помощью анализа таких данных можно выявить дома, нуждающиеся в утеплении или капремонте. С этими данными можно работать и более глубоко – в Акколе мы видели большую зависимость между тем, как топятся дома, и тем, как дети ходят в школу, а люди посещают поликлиники. Грубо говоря, превратить всю информацию, которая есть в городе, в данные, с которыми можно работать и которые можно анализировать, это и есть умный город.

То есть различные инфосистемы города должны быть интегрированы и взаимоувязаны?

- Да, и здесь начинается самое интересное, потому что мозг любого умного города – это ситуационный центр. Их у нас начали строить давно, еще до того, как научились собирать для них данные. Ситицентр – это действительно первый шаг в сторону умного города, но если он не просто экран с картинками. В рабочем варианте это система хранения и анализа всех больших данных в городе – от энергопотребления и пассажиропотоков до заболеваемости и налоговых поступлений. Обычно данных так много, что нужно их хранить в облаке, они уже не умещаются в маленьких серверных в акиматах, как раньше.

Центр сам собирает все данные. Если взять для примера мировой опыт, то власти городов часто покупают аналитические решения у сторонних поставщиков, у банков – по экономической активности, по количеству транзакций, у сотовых операторов – по транспортным потокам и перемещению людей. Фактически кроме сотовых операторов никто не может точно сказать, сколько людей перемещается из точки А в точку Б ежедневно. По этим данным можно анализировать потоки машин и людей, а также маятниковую миграцию – сколько людей сегодня работает в городе из области и сколько людей из города работает в области, между какими районами происходит ежедневное перемещение жителей и в каких количествах. И, накладывая все эти данные друг на друга, можно принимать решения по транспортным маршрутам, распределению ресурсов ДВД, планированию районов. Через продуманные решения городских властей цифровизация и делает город более эффективным и влияет на качество жизни граждан.

А эти системы способны принимать решение сами, без участия человека? Там ведь большой массив данных собирается…

- Это следующий уровень: представьте себе автобус, обвешанный датчиками. Благодаря системе электронного билетирования мы можем узнать о том, сколько пассажиров он перевозит ежедневно. Если автобус часто опаздывает, то система, зная компанию, которая поставила транспортное средство на маршрут, может выписывать ей штраф за каждого опоздавшего на работу человека. Через такие системы, которые автоматически принимают решения в виде финансового наказания для поставщиков, оказывающих услуги городу, мы можем перейти от «умного города» к когнитивному, который осознает, что происходит, и сам принимает решения, без вмешательства людей. Но это не задача ближайших двух-трех лет, предстоит еще долгий путь.

Хорошо, это дело будущего, а что есть сейчас?

- Если посмотреть реально, то до сих пор в Казахстане нигде построения «умного города» в большом масштабе не получилось, и «Казахтелеком» пытается это исправить, предлагая свои решения.

Кто-то из акиматов заинтересовался вашими предложениями?

- Да, по умным городам интерес есть, мы сейчас делаем такие проекты в разных регионах страны. Говорить рано, я думаю, наши клиенты – акиматы — сами расскажут о результатах. Как и обо всем, что касается городской инфраструктуры, построение Smart City – это не быстро.

Если говорить о больших данных, то в прошлом году мы сделали кейс по туристической миграции для «Казахтуризма», сейчас им активно интересуются акиматы, у которых есть туристические зоны. «Казахтелеком» выступил интегратором, объединив собственные данные и данные мобильных операторов для того, чтобы видеть, как выглядит туристический интерес внутри страны. Мы смогли установить, в какие туристические зоны чаще ездят отдыхать казахстанцы. На основе этих данных можно сделать качественные выводы, которые используются для развития внутреннего туризма в стране.

Теперь мы идем к тому, чтобы на основе этого решения каждый акимат мог мониторить свои туристические зоны в реальном времени. Запустили какую-то туристическую акцию – и в реальном времени видят, каким образом меняется туристический трафик и в каких регионах. Они получают итоги своей деятельности и понимают, над чем необходимо работать. То же касается и анализа маятниковой, трудовой миграции, социально-демографического слоя не на уровне простой статистики, а в динамике.

Да, пока это точечные кейсы на базе наших собственных данных, хотя даже они помогают принимать эффективные решения. Чем дальше и чем больше будет развиваться инфраструктура, которая помогает эти данные собирать, чем качественнее будут работать ситуационные центры.

Это важно только на уровне акиматов или центральные госорганы тоже смогут использовать агрегированные данные региональных Smart City?

- Конечно, эти данные должны использоваться и на страновом уровне, но это будет возможно, если система Smart City появится в большинстве городов страны. Тогда вся информация начнет стекаться на центральный уровень – скажем, в Администрацию Президента и Канцелярию премьер-министра. Тогда ситуационные центры смогут принимать решения странового уровня, основываясь на собранных в режиме реального времени данных. Это то, к чему идет весь цифровой процесс в государстве: чтобы весь объем цифровой информации был централизован, и им можно было бы управлять.

Движение в эту сторону есть и сейчас. «Казахтелеком» участвовал в проекте по цифровизации зала совещаний министров для КПМ. При проектировании информационной системы мы уже заложили возможность работать с данными Smart City. Когда они начнут поступать – все заработает. Например, ежегодно регионы докладывают о начале отопительного сезона. Если все города будут умными – точные данные сами руководству страны на стол лягут.

Люди сейчас процессы цифровизации воспринимают в штыки из-за неразвитости инфраструктуры, как с этим быть?

- Это нормально. Я понимаю эту реакцию, люди хотят ровных дорог и чистых городов. Я всегда говорю – мы хотим того же: цифровизация позволит устранить те проблемы, которые сейчас волнуют горожан.

Мы чаще всего слышим: «Зачем нам ваш «умный город», если у нас на дорогах асфальт проваливается? Лучше на дороги эти деньги истратить». Но вот возьмем систему iKOMEK в Нур-Султане: в ней есть рейтинг районных акимов. Он формируется по данным, которые собираются со всего города, по жалобам от населения, по тому, насколько оперативно решаются проблемы, насколько хорошо ходит транспорт. Только представьте – по данным «умного города», у районного акима формируется рейтинг, который видит глава города. Это тоже цифровой способ управления, он однозначно приведет к тому, что асфальт на дорогах станет лучше, а улицы чище. И этот проект стоит на порядок меньше, чем укладка нового асфальта, а по факту позволяет контролировать качество всех работ в городе и решать проблемы.

То есть построение умного города – это недорого?

- Скажем так - подъемно, просто надо использовать сервисную модель. Перерасход и проблемы начинаются, когда акимат за свои деньги покупает камеры или счетчики и начинает их расставлять. Надо понимать, что установка и эксплуатация цифровых систем не являются ключевой задачей акимата. Основная компетенция акимата – это принятие решений, которые позитивно влияют на жизнь граждан, и их реализация.

Во всем мире применяется сервисная модель. Это когда частная компания заходит со своими деньгами, инвестирует в инфраструктуру, а акимат помесячно платит ей за эти счетчики, поставленные в доме, как за сервис.

Если мы собираемся запустить цифровой проект, то в идеале должны делать его не на государственные деньги, а на средства частной компании. И крупный телеком-оператор в этом случае – идеальный партнер. Компания строит «умный город» и получает от государства гарантию на аренду этой инфраструктуры на несколько лет. И такая модель всегда более эффективна.

Например, наш проект ВОЛС СНП (оптика в удаленные села) – это такая же модель, мы проводим для государства оптику в села, местные акиматы однозначно не смогли бы этого сделать. Ни средств, ни компетенций не хватило бы. А мы обеспечили большое количество сел интернетом, поставляя связь в школы, акиматы, отделения полиции и больницы. И любой большой цифровой проект надо делать подобным образом, это очень важный момент, который снижает и репутационные риски, и риски отсутствия экспертизы, и риски отсутствия кадров в регионах.

А потребителю придется платить за эти проекты из своего кошелька или их стоимость будет входить в объемы собранных государством налогов?

- Есть разные модели, но подавляющее большинство составляющих «умного города» потребитель оплачивает как налогоплательщик из текущих налогов. Скажем, системы видеонаблюдения в школах, в общественных местах, тот же iKOMEK.

Бывает наоборот, многие системы контроля за дорожным движением предусматривают разделение доходов от штрафов между акиматом и поставщиком камер. Кстати, мы в «Казахтелекоме» приняли для себя за правило не заходить в проекты, в которых мы зарабатывали бы на штрафах, нам значительно интереснее договариваться с акиматом о выплате фиксированной стоимости за использование инфраструктуры.

Почему?

- Во-первых, это не совсем цивилизованно, во-вторых, регионы по-разному реагируют на установку таких систем. Если в Алматы или Нур-Султане с их установкой количество штрафов увеличивается, увеличивается и уровень доходов, то, допустим, есть примеры на севере страны, где снижается количество нарушений – люди просто начинают ездить по правилам, и суммы штрафов не растут.

Давайте подытожим – что «умный город» дает гражданам и что – государству?

- Граждане, во-первых, получают более высокий уровень безопасности, поскольку увеличение пространства под видеонаблюдением сильно снижает преступность. Во-вторых, все системы в городе начинают работать более четко и слаженно, растет уровень комфорта. В-третьих, это экономия на стоимости ЖКХ. И последнее, самое важное – «умные города» дают прозрачность деятельности государства, в частности, акиматов. Бизнесмены, кстати, с помощью данных Smart City могут получать информацию о том, где правильнее и эффективнее разворачивать свои торговые точки.

Если говорить о государстве, то оно получает эффективное сокращение бюджетов, средства перенаправляются на другие проекты. Так, чтобы обеспечить уровень безопасности на дорогах, которые обеспечивают видеокамеры и скоростемеры, необходимо нанять огромное количество сотрудников ДВД, у акимата просто не хватило бы на это средств. Также, чтобы обеспечить уровень жизни, который получают граждане без цифровых технологий, нужно много денег. А сейчас за счет эффективности города способны делать жизнь своих граждан лучше.

Пилотный проект в Акколе может стать единой моделью для всей страны по построению Smart City?

- Знаете, я с самого начала думал, что возможна прямая централизация, некая единая модель «умного города», которую мы «наденем» на все города. Но этого не получится. Чем больше я погружаюсь в городскую специфику, тем больше понимаю, что проблемы в регионах совершенно разные. На юге нет проблем с теплоснабжением, а на севере - с перенаселением.

Порой местность сама закладывает специфику построения «умных городов». Сейчас много где идет большая работа по выстраиванию и запуску отдельных их элементов: в Шымкенте, Туркестане идут сильные процессы цифровизации. Процессы оцифровки идут в Усть-Каменогорске, есть хорошее движение в Павлодаре, на западе можно отметить качественный прогресс в Актобе, есть хорошие подвижки в части видеонаблюдения и обеспечения безопасности в Кызылорде, отдельно можно отметить Аксай.

В акиматах, спустя два года после того, как мы начали проект по Акколю, начинают появляться сильные команды, которые умеют работать с данными, умеют пользоваться этими системами и, самое главное, понимают, какие перед ними стоят задачи. Пожалуй, это самое главное! Потому что датчик повесить не проблема – проблема в том, как и для чего его данные потом использовать. Мы в Акколе убедились, что достаточно легко и просто можно создать инфраструктуру и выставить системы, гораздо сложнее сделать так, чтобы город этим пользовался. Без специалистов с соответствующими компетенциями это просто невозможно.


Источник kapital.kz

Прочитано 128 раз

Новости