Суббота, 16 октября 2021

Стартап Vicarious Surgical, в который инвестировали Билл Гейтс и Эрик Шмидт, намерен сделать полостные операции безопаснее и дешевле. Его орудие — миниатюрный робот-хирург, способный через крошечный разрез проникать в брюшную полость и передвигаться внутри. Как Vicarious собирается покорить рынок хирургической техники и выйти на доход $1 млрд через шесть лет?

Attack of the robotic SPACs | TechCrunch

В детстве Адам Сакс посмотрел фильм 1966 года «Фантастическое путешествие», и его захватила идея уменьшения хирургов до микроскопических размеров, чтобы они могли проникнуть в мозг и прооперировать его. «Размеры людей не позволяют оперировать изнутри подобным образом, — говорит 30-летний Сакс сегодня. — Нельзя уменьшить людей, но можно создать альтернативу — например, в виде миниатюрных роботов».

Именно этим Сакс и занимается последние десять лет в стартапе Vicarious Surgical, который он создал вместе с партнерами — Сэмми Халифой и доктором Барри Грином. Vicarious Surgical разработал миниатюрного робота в паре с VR-гарнитурой, способного проводить операции на брюшной полости. Робот, оснащенный двумя руками и камерой, может попасть в живот пациента через разрез размером меньше 25 мм и двигаться дальше в любом направлении. Уменьшить размер хирургического робота крайне сложно, но создатели Vicarious надеются помочь врачам проводить операции на брюшной полости быстрее, безопаснее и с меньшим количеством осложнений, чем это делается сейчас. Вывести свой продукт на рынок предприниматели надеются в 2023 году.

Будущий «единорог»

Это не совсем похоже на научно-фантастические фильмы, в которых врачи вводят робота в артерию пациента. Но результат достаточно футуристичен, чтобы Vicarious привлекла известных инвесторов, включая миллиардеров Билла Гейтса F , Винода Хосла (состояние, по данным Forbes Real-Time, $2,8 млрд), Эрика Шмидта ($23,1 млрд) и Джерри Янга ($2,3 млрд). Разработка Vicarious стала первым хирургическим роботом, который получил статус прорывной технологии от Управления по федеральному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA).

«Залезть внутрь полости тела и иметь возможность дотянуться до спины и двигаться к брюшной стенке — это довольно серьезно, — говорит Пол Гермес, который руководил программой робототехники производителя оборудования Medtronic и сейчас консультирует Vicarious. — Надо ожидать, что роботизированная хирургия станет лучше».

Первым рынком, на который нацелилась Vicarious, стало хирургическое лечение грыжи, или герниопластика.

Первым рынком, на который нацелилась Vicarious, стало хирургическое лечение грыжи, или герниопластика

Vicarious собирается выйти на биржу в результате слияния со SPAC-компанией, созданной гонконгским инвестором Дональдом Таном. Объединенная компания стоимостью $1,1 млрд планирует привлечь $115 млн, а одним из инвесторов станет гигант рынка медицинских технологий Becton Dickinson, который производит хирургические сетки, используемые при грыжесечении. Объединенная компания прогнозирует, что к 2027 году ее годовая выручка достигнет $1 млрд.

«Мы нацелены на рынки, на которых существующие хирургические роботы ранее столкнулись с проблемами, — говорит Сакс. — Есть много имитаторов, рассчитывающих сместить старожилов рынка. Но у них такие же сложности. А наша архитектура совершенно другая».

Гигантом рынка хирургических роботов считается компания Intuitive Surgical с рыночной капитализацией $115 млрд. Она лидирует в области 20 лет, с тех пор, как представила четырехрукого робота da Vinci, который держит в руках продолговатые инструменты. По мере истечения патентов Intuitive и развития роботизированных технологий ее конкуренты, в том числе компании J&J и Medtronic, купившие разработчиков хирургических роботов, пытаются сделать операции с использованием роботов такой же обыденной вещью, как лапароскопия (современный метод хирургии, при котором операции на внутренних органах проводят через небольшие отверстия. — Forbes). Робот Vicarious, по предварительным оценкам, будет стоить примерно $1,2 млн — это почти в два раза меньше стоимости самых популярных существующих роботов. Легкость, с которой хирурги могут его освоить, возможно, тоже сыграет в пользу компании.

Предприниматели из MIT

Адам Сакс начал изучать проектирование машин еще в юности, когда жил с семьей в пригороде Бостона. Его отец Илай Сакс преподает машиностроение в Массачусетском технологическом институте (MIT) и считается одним из основателей 3D-печати, мать — архитектор. Сакс поступил MIT и на первом курсе познакомился с Сэмми Халифой, который сейчас в 31 год занимает пост технического директора Vicarious Surgical. Они вместе изучали инженерное дело, быстро подружились и начали работать в мастерской университета, где разрабатывали актуаторы — механические детали, которые приводят в движение сочленения робота. «Мы тестировали их, видели, что они не работают, и начинали все заново раз за разом», — рассказывает Сакс.

Во время учебы в колледже Сакс и Халифа вместе с доктором Барри Грином, бариатрическим хирургом (занимается лечением ожирения. — Forbes) и другом семьи Сакса, начали работать над медицинским устройством, которое позднее стало их роботом. В 2014 году, проработав недолгое время в Apple, Сакс официально учредил компанию Vicarious, получив $400 000 в ходе посевного раунда, который возглавил венчурный капиталист Майкл Ротенберг (позднее Министерство юстиции США обвинило его в мошенничестве по другому делу). В 2015 году Халифа уволился с работы и присоединился к стартапу.

По словам Сакса, главной сложностью за все эти годы стали актуаторы. Было нелегко сделать их настолько маленькими, чтобы уместить в роботе девять штук — в три раза больше, чем у обычного хирургического робота. Не менее сложно оказалось разъединить их так, чтобы каждое звено могло двигаться по отдельности при помощи 28 сенсоров на руку.

Преподаватель робототехники Университета Карнеги-Меллона Хоуи Чозет описывает техническую задачу так, словно разработчики набивают слишком много вещей в чемодан, а потом еще пытаются заставить эти вещи что-то сделать. Более того, по его словам, чем меньше актуаторы, тем они слабее. «Вы пытаетесь запихнуть как можно более актуации в как можно более миниатюрный корпус, но места и так не хватает, — говорит он. — Поразительно, что Сакс с этим справился».

Первым рынком, на который нацелилась Vicarious, стало хирургическое лечение грыжи, или герниопластика. Она пользуется огромным спросом: в США ежегодно проводится более 2 млн таких операций. Из них около 500 000 приходятся на грыжи брюшной стенки и грыжи белой линии живота, и это довольно сложные процедуры. Стандартный подход включает в себя наложение хирургической сетки на брюшную стенку, но примерно в 20% случаях после операций возникают рецидивы, которые требуют более серьезного вмешательства. Риски рецидива сокращает использование более продвинутой техники, которая предполагает укладывание сетки возле прямой мышцы живота. Но такая операция сложна и при нынешнем уровне развития роботов может занимать до четырех часов.

Когда FDA выдал Vicarious статус прорывной технологии, стартап мог провести такую операцию на трупе примерно в два раза быстрее и с тех пор научился укладываться в час, утверждает Сакс. На видео, демонстрирующем операцию по устранению грыжи брюшной стенки, руки робота Vicarious помещают сетку в брюшную полость и быстро ее зашивают. Чем меньше времени занимает операция, тем ниже риски для пациентов и расходы для больниц.

В планах Vicarious — и другие полостные операции, в том числе процедуры над желчным пузырем. В общей сложности потенциальный рынок оценивается в 39 млн операций, из которых только 3% сейчас проводят с использованием роботов. Вот почему Сакс, чья доля в Vicarious стоит $112 млн, считает, что для создания крупной компании достаточно лишь малой доли рынка.

«Считалось, что эта область давно стагнировала, но это не так, — говорит Тан, инвестор SPAC. — Нужно дать людям вживую убедиться, что это возможно — и это не фантастика».

Авторы  Эми Фельдман, Ааюши Пратап

Источник  forbes.ru