Среда, 28 сентября 2022

О том, как создавалось микрофинансирование в стране, какую истинную цель преследовало и кто портит репутацию классических МФО, рассказал Шалкар Жусупов, председатель правления компании KMF , сообщает  forbes.kz.

Шалкар Жусупов

Шалкар Амангосович, в последнее время деятельность МФО подвергается критике. При этом на законодательном уровне уже были внесены поправки, ужесточающие условия выдачи микрокредитов. С чем, на ваш взгляд, связана эта тенденция?

- Я понимаю озабоченность сообщества и государственных органов. Но прежде чем ответить на этот вопрос, хочу рассказать об изначальной цели микрокредитования. Оно зародилось как финансовое движение для помощи мелким предпринимателям. Со временем эта идея исказилась и превратилась в потребительское микрокредитование, очень схожее с ростовщичеством.

В Казахстане есть компании, в том числе и KMF, которые работают больше 20 лет. Наша основная цель - микрофинансирование предпринимателей. Важно понимать разницу между быстрыми деньгами на покупку смартфонов или других «плюшек» и средствами на деятельность, которая приносит заемщикам доход и помогает развиваться.

Последние изменения в законодательстве, направлены на то, чтобы умерить аппетиты компаний, которые сфокусированы на потребительском микрокредитовании. Ведь зачастую выдача денег происходит без должных проверок платежеспособности, по принципу: трое будут платить, а двое нет. Я неоднократно поднимал тему об ужесточении скоринга. Микрокредиты должны выдавать людям, которые действительно в них нуждаются, развивают свой бизнес, оказываются в положительной динамике и могут платить по своим обязательствам. Однако некоторые онлайн-компании закредитовывают заемщиков, создавая безысходное положение. Видя этот негативный тренд, я поддерживаю ужесточения в секторе, но без перегибов. Рынок должен развиваться дальше.

То есть основной профиль МФО – это все-таки развитие предпринимательства?

- Да. Когда в середине 90-х остановились многие предприятия, без работы осталось огромное количество людей. В этот период, в 1996 году, агентство USAID объявило о проведении тендера на реализацию Программы микрокредитования. Пилотный проект запустили в Талдыкоргане - потому что город утратил областной статус и стал одним из самых депрессивных в Казахстане. Тендер выиграла американская корпорация ACDI/VOCA - это наши учредители. Собственно, так и начался путь KMF на рынке, тогда мы назывались Казахстанским фондом кредитования. Наша основная цель заключалась в улучшении жизни мелких предпринимателей через микрокредитование.

Такая модель уже была успешно протестирована в 1974 году экономистом Мухаммадом Юнусом. Он участвовал в программе по борьбе с бедностью в Бангладеш и предложил местным жителям групповое кредитование, в котором участники несли друг за друга солидарную ответственность. Каждому выдавали до $200, на эти средства необходимо было запустить бизнес и дать образование своим детям. В 2006 году Мухаммад Юнус был награжден Нобелевской премией мира «за борьбу с бедностью». Аналогичное групповое кредитование, адаптированное под казахстанские реалии, мы и внедрили 25 лет назад и до сих пор не отходим от этой философии. Повторюсь, когда под микрокредитованием понимают быстрые деньги на потребительские цели – это не то, что закладывалось изначально.

На ваш взгляд, можно ли было избежать многих законодательных ограничений в секторе, если бы профучастники соблюдали правила микрофинансирования?

- Ужесточения со стороны регулятора были не одномоментными. В начале своей деятельности учредители KMF хотели в буквальном смысле привезти деньги из банка и раздать людям. Но им дали понять, что в стране другое законодательство и сначала нужно получить лицензию. На ее оформление ушло порядка года.

В 2003 году вышел закон о микрокредитных организациях, в котором отрасль вывели за регуляцию. Это было ошибкой, она привела к тому, что в течение двух лет на рынке появилось более двух тысяч микрокредитных компаний. Сектор развивался бесконтрольно.

И лишь спустя время стали ограничивать процентные ставки и далее приняли поправки в законе, предусматривающие учетную регистрацию. В результате количество МКО сократилось в три раза! В 2012 году был увеличен уставный капитал. В 2021-м ввели лицензирование. С тех пор рынок стал очищаться. В перспективе двух-трех лет этот процесс закончится. Останутся те, кто действительно хочет заниматься прозрачным бизнесом.

Сейчас муссируется вопрос о снижении процентных ставок. Большая часть жалоб в адрес так называемых онлайн-компаний, у которых ставки по закону выше. Это создает условия для выдачи некачественных кредитов, которые завтра не вернутся. Однако некоторые игроки меньше всего об этом думают, поскольку у них высокая маржинальность. Я поддерживаю снижение ставок, но это нужно делать постепенно и в перспективе уравнять всех профучастников в одинаковых условиях.

Мы обсуждаем с регулятором, что после оздоровления предстоит разрабатывать шаги по дальнейшему развитию отрасли. Например, расширить возможности МФО и предлагать клиентам более широкий спектр услуг. Много разговоров идет по поводу электронных денег, почему бы не разрешить те же переводные операции, без риска для экономики. Я не говорю о депозитах. Когда речь идет о вкладах, должен быть другой уровень регуляции, ведь это несет риск для всей финансовой системы. Если компания прозрачна, работает на рынке не один год, то почему бы ей не трансформироваться в банк. Регулятор поддерживает эту инициативу.

 Новости

KMF на рынке уже 25 лет. Расскажите, как компании удается все это время удерживать лидерство?

- KMF - прозрачная компания. Начиная с процесса найма сотрудников и заканчивая взаимоотношениями c кредиторами, среди которых международные институты развития, такие как ЕБРР, АБР, IFC и пр. Они никогда не вложат деньги в непрозрачную структуру, вкладывают только когда видят, что микрофинансирование идет правильно. Развиваясь по лучшим практикам, устанавливая с партнерами доверительные отношения, мы старались донести эту философию до большего числа казахстанцев.

Кроме того, у нас очень дифференцированный портфель. Мы вкладываемся в агросектор, в предпринимательство в классическом смысле, в услуги. Это позволяет эффективно управлять портфелем, поэтому все экономические кризисы мы проходили с достоинством. Результатом этой работы стало подтверждение рейтинга в мае 2022 года от Fitch Ratings на уровне «B+» со стабильным прогнозом.

По итогам первого полугодия текущего года доля KMF по активам превысила 22%. Нам доверяют свыше 250 тысяч клиентов. Кредитный портфель достиг 200 млрд тенге. При этом доля NPL 90+ составляет 3% (по данным на 31.08.2022). Для сравнения, показатель по рынку МФО на уровне 10,6%. Это еще раз подтверждает, что у KMF качественный кредитный портфель.

Мы не намерены останавливаться на достигнутом, у нас амбициозные планы. В начале своего развития мы ставили цель быть ближе к клиентам и наращивали физическое присутствие в регионах, расширив сеть до 14 филиалов и 114 отделений по всей стране. Сейчас смотрим в сторону цифровизации. Пандемия коронавируса показала важность перехода в онлайн. Сегодня большинство операций доступно клиентам в мобильном приложении KMF. После одобрения микрокредита не нужно посещать отделение, сумма до 4 млн тенге поступает клиенту на карту любого банка, которую он указывает при регистрации. Мы подсчитали, что выполнение многих операций в мобильном приложении занимает не более 3 минут.

В режиме онлайн - и наши персональные менеджеры, которые выезжают к клиентам. Для оформления микрокредита клиенту достаточно удостоверения личности, все остальное за пару минут делает наш специалист со смартфона в мобильном приложении сотрудника. Все процессы максимально упрощены, а вся наша работа нацелена на предоставление первоклассного сервиса. В любое время клиенты могут обратиться в наш контакт-центр, который работает круглосуточно.

Важную роль я отвожу команде, взращиванию IT-талантов. Мы активно внедряем Agile, развиваем культуру DevOps, делаем ставки на большие данные, у нас сильная команда аналитиков и разработчиков. В компании идет непрерывное обучение персонала. Мы нацелены на развитие и рост сотрудников. Сейчас работаем над новой продуктовой линейкой, которая позволит еще больше диверсифицировать портфель - это автокредитование, факторинг. Я с уверенностью могу сказать, что мы приносим правильное микрофинансирование. Наши учредители привезли в Казахстан лучший мировой опыт, но мы не стали слепо его копировать, а адаптировали к локальным условиям. И я считаю, что с этим вызовом мы успешно справились.

*Лицензия на осуществление микрофинансовой деятельности № 02.21.0003.M от 26.02.2021 г., выдана АРРФР РК

Источник  forbes.kz