Сырьевые товары все еще нацелены на достижение положительных показателей доходности впервые с 2010 года, однако по многочисленным аспектам озабоченность сохраняется. В частности, сырая нефть и золото сталкиваются с целым рядом событий риска, которые могут привести к снижению цен на них до начала 2017 года.

По итогам бизнес-форума, прошедшего в рамках Форума межрегионального сотрудничества Казахстана и России, подписаны 56 двусторонних документов на сумму свыше 3 млрд долларов.

Последние пять лет банковский рынок Казахстана переживает не лучшие времена. Судьба банков отражается в том числе и на карьерах банкиров, сообщает Forbes Kazakhstan.

Всемирный известный финансовый журнал Global Finance опубликовал свой 25-ый ежегодный рейтинг самых надежных банков в мире. В этом году в рейтинг попали 50 банков из разных стран мира, некоторые финансовые институты впервые попали в список, а другие банки уже не первый год занимают лидирующие позиции. 

Вопреки позитивным официальным показателям по банковской системе Казахстана, ситуация в секторе не вселяет большого оптимизма. Спад кредитования прекратился только в июле, а значительное снижение проблемных займов в казахстанских банках, усилившееся во второй половине прошлого года, произошло в основном только на бумаге. Именно последнее обстоятельство дает пока возможность отдельным банкам соблюдать требования регулятора по достаточности минимального размера собственного капитала.

В китайском Ханчжоу прошел очередной Саммит G-20. По приглашению председателя КНР Си Цзиньпина в нем принял участие Нурсултан Назарбаев. По официальным данным, в течение 5 лет в Казахстане будет построен 51 производственный объект общей стоимостью $26 млрд. По мнению экспертов, казахстанскому правительству стоит быть осторожными в совместных проектах с Китаем.

Уже много лет экономика Казахстана находится в застое, сообщает Forbes Kazakhstan. Все её успехи за последние 15 лет произошли благодаря высоким ценам на нефть. Несмотря на множество госпрограмм (текущих и ушедших в бесславное небытие), сегодня не видно никаких драйверов для долгосрочного роста несырьевой экономики.