Четверг, 22 октября 2020

Нынешний год подводит черту под стартовавшим в 2011 году амбициозным, но провалившимся масштабным проектом «Развитие экспортного потенциала мяса крупного рогатого скота Республики Казахстан». Выполнить задачу развития животноводства в Минсельхозе (МСК) тогда решили улучшением генетического потенциала отечественного стада ввозом племенных быков и тёлок из-за рубежа.

Крупный рогатый скот - Agrovesti.net | АПК (страница 3)

Предполагалось, что благодаря этому в 2020 году поголовье крупного рогатого скота вырастет на 61%, страна выйдет на полную самообеспеченность высококачественным мясом, а излишек говядины пойдет на экспорт, который достигнет 60 тыс. тонн в 2016-м и 180 тыс. тонн – в 2020-м.

С этой целью в отрасль влиты колоссальные – до 1600 тенге на кило­грамм говядины – субсидии. При такой поддержке прилавки продовольственных супермаркетов страны должны быть завалены качественным (и по сносной цене) мясом. Однако мяса в стране по-прежнему не хватает и его вынуждены завозить из Беларуси, России, Украины, стран Латинской Америки. Экспорт растет и заместить иностранную продукцию на внутреннем рынке не получается.

Тем не менее в бизнес-ассоциации производителей и продавцов говядины ОЮЛ «Мясной союз Казахстана» в этом ничего страшного не видят. «Импорт – это неплохо. Если в Парагвае килограмм мяса стоит два доллара, а у нас пять долларов, то почему бы и нет», – заявляет руководство организации.

По официальной статистике, за 2019 год Казахстан отгрузил за рубеж 22,6 тыс. тонн мяса всех видов, а ввез около 200 тыс. тонн. При этом экспорт говядины составил всего 5,57 тыс. тонн (1,61 тыс. тонн свежей или охлажденной и 3,96 тыс. тонн замороженной), а импорт – 25,82 тыс. тонн (9,9 тыс. тонн свежей или охлажденной и 15,92 тыс. тонн замороженной). Таким образом, общий ввоз в страну мяса почти в 9 раз превысил его экспорт, а говядины – в 5 раз!

Как видим, план создания «мясной» сверхдержавы успешно провален, но экс-глава аграрного ведомства (2011–2016 гг.) и инициатор проекта Асылжан Мамытбеков пополнил ряды мясных олигархов и занял кресло председателя ОЮЛ «Мясной союз Казахстана». На брифинге 20 января 2020 года он гордо отрапортовал о выполнении «задачи экспорта казахстанского мяса в объеме 60 тыс. тонн. По итогам 2019 года экспорт превысил 63 тыс. тонн». Задержку в три года (показатель в 60 тыс. тонн должен был быть достигнут еще в 2016 году) в «Мясном союзе» объяснили выявленными в предшествующие годы путем тотальной чипизации скота приписками, которые только по поголовью КРС составили 1,5 млн голов.

Но откуда главный «животновод» взял цифру в 63 тыс. тонн? Неутешительную картину он скрасил экспортом живого скота. Простая арифметическая операция позволила ему перевести закупленных и перепроданных за рубеж в живом весе импортных ангусов и герофордов в мясной эквивалент. «Количество отгрузок КРС из страны выросло в четыре раза – с 39 тысяч голов в 2018-м до 156 тысяч по итогам 2019 года. Основным покупателем стал Узбекистан», – обнародовали статистику в Минсельхозе.

Таким образом, обещанный прорыв по мясному экспорту, на реализацию которого были потрачены миллионы долларов, завершился массовой продажей живого скота за границу. Минсельхоз в январе текущего года был вынужден ввести действующий до конца сентября полный запрет на экспорт живого скота.

Безусловно, на отрасль отрицательно влияет мелкотоварность производства. Так, основное поголовье скота – 61% сконцентрировано в личных подсобных хозяйствах, имеющих слабую репродуктивную, ветеринарную, кормовую, несоответствующую потребностям животноводства, базу. Раздробленных мелких производителей не профинансируешь, и села продолжают сползать в средневековье.

В стране активно действует группа чиновников, которая торпедирует инициативы по развитию кооперационной цепочки на селе «от поля до прилавка». Вертикально-интегрированные фермы можно пересчитать по пальцам. И понятно почему: вместо комплексной поддержки отрасли основная часть государственных субсидий перенаправлялась на поддержку собравшихся в лоббистской группе «Мясного союза Казахстана» крупных откормочных площадок.

Во многих из них производство мяса ушло на второй план, и они, переориентировавшись на получение только субсидий, эшелонами стали вывозить живой скот в соседний Узбекистан. Зачем дожидаться, когда бычок наберет необходимую массу, если можно экспортировать его недокормленного, да еще и с возвратом 15% НДС?

Массовый вывоз живого скота привел к росту цен на мясную продукцию внутри страны и дефициту сырья для отечественных мясокомбинатов, которые загружались лишь на треть своих мощностей. А ведь забитый на отечественном мясокомбинате и глубоко переработанный бычок может обеспечить прибыль в 15 тыс. долларов, тогда как проданный за границу в мясном эквиваленте – не более 2 тыс. долларов.

Оценим «достижения» животноводства за годы независимости. Несмотря на то, что чиновники ежегодно рапортуют о росте поголовья скота, оно до сих пор не достигло советского уровня. Так, на 1 января 2020 года в стране зарегистрировано около 7,5 млн голов КРС и 19,8 млн голов овец, что на 2,1 млн и 16,4 млн голов соответственно меньше показателей 1990 года (исключением стали только лошади, количество которых достигло 170% от советских времен).

Показатели пищевой и перерабатывающей промышленности еще более удручающие. Мяса и субпродуктов в 2018 году выпускалось в сравнении с 1990 годом 24%, колбас – 29%, масла сливочного – 22%, молока – 37%, сыра и творога – 78%. От переработки шерсти осталось 4%, выделки кожи и шкур – 23%.

В 2017 году Минсельхоз РК начал разработку «Карт развития АПК», которые предусматривали механизмы поддержки проблемных секторов отрасли. В частности, в мясопереработке предполагалось построить 10 комбинатов, а 20 из 170 действующих в стране – модернизировать. Это позволило бы к 2021 году практически удвоить загрузку мощностей, доведя ее до 60%, а объем переработки сырья увеличить с 12% до 19%.

Увы, про карты благополучно «забыли», приоритеты вновь сместились с развития переработки на экспорт сырья, и по итогам 2019 года эти показатели остались практически на прежнем уровне, продолжая закреплять переход отечественных производителей на импортное блочное мясо.

Безусловно, дальнейшее развитие животноводства зависит от многих факторов: качественной кормовой базы, генетического потенциала животных, внедрения современных технологий и инноваций. Одна из важнейших задач – привлечение средств в отрасль, ее комплексная финансовая поддержка. Главное, Минсельхозу надо не только взять на особый контроль сохранность маточного поголовья, но и вспомнить, что основа любого развития – создание добавленной стоимости, и активно работать над проблемой выхода казахстанских мясопереработчиков с готовой продукцией на внешние рынки.

Нужна государственная программа поддержки глубокой переработки животноводческого сырья. Ее реализация позволит мясопереработчикам увеличить рентабельность и закупать скот по более высоким ценам уже у отечественных фермеров.

Источник stanradar.com