Суббота, 16 октября 2021

Несмотря на растущие цены на нефть, «тучные» годы в Казахстане не повторятся. Ослабление тенге — неминуемый итог в условиях слабой экономики и отрицательного платежного баланса,пишет  365info.kz.

Почему девальвация тенге будет происходить постоянно - Аналитика | Караван

Цены на нефть могут подняться до 100 долларов за баррель на фоне энергетического кризиса в мире, пообещали эксперты Bank of America. Это обусловлено тремя причинами: высокими ценами на газ, которые впервые в истории превысили отметку в 1 200 долларов за тысячу кубометров, холодной зимой и активизацией авиационной отрасли по мере того, как США вновь открывают свои границы.

Ранее аналитики из Goldman Sachs прогнозировали рост цен на нефть до 90 долларов за баррель в конце 2021 года.

Для Казахстана, чья экономика базируется на нефтяной отрасли, подобные прогнозы звучат всегда весьма оптимистично

Если заглянуть в прошлое, нефть выше ста долларов поднималась в 2008 году. И для нашей страны этот год выдался удачным. Экономика выросла на 8,5%, золотовалютные резервы увеличились до 40 млрд долларов, доллар стоил 119 тенге, а уровень инфляции понизился до 9,48%.

Все определила схема

Но, по мнению экономиста Петра Своика, даже если нефть будет снова дорогой, «тучные» годы в Казахстане не повторятся.

— Мы живем в угасающем цикле, за счет запасов тучных лет. Поэтому вопрос, можно ли возродить «тучные» годы, для Казахстана жизнеопределяющий. В год тридцатилетия независимости страны мы можем разбить эти тридцать лет на определенные этапы. В первые годы независимости мы пытались приспособиться к разваливающейся постсоветской экономике, переходящей в рынок. Во второй половине первого десятилетия по указаниям МВФ и Всемирного банка шла работа над созданием схемы, породившей эти «тучные» годы.

Схема была построена на внешнем финансировании. Национальный банк отказался от роли национального производителя первичной кредитной массы и взял на себя роль внешнего валютного обменника — замыкающего игрока на валютной бирже

Соответственно, всякий кредит был перепродажей побывавших в использовании денег — свежая эмиссия не производилась. А инвестиции были в основном иностранные. Благодаря высоким ценам на нефть эта схема работала безупречно. Платежный баланс Казахстана был не просто избыточен, а крупно избыточен, — рассказывает экономист.

Не нефтью единой

По его словам, «тучные» годы длились примерно с 2000 по 2012 годы. Конечно, мировой кризис поспособствовал резкому падению экономики, продолжавшемуся несколько месяцев, зато потом произошло резкое восстановление.

Вторым стабилизирующим фактором того периода, помимо непрерывного роста цен, был и непрерывный рост производства

В итоге добыча нефти выросла почти в 4 раза, добыча урана — в 8 раз, росло производство газа. Соответственно, увеличился и экспорт. Своик убежден: если в Казахстане и повторятся обстоятельства «тучных» лет, то лишь наполовину. Потому что производство не будет расти такими стремительными темпами.

Петр Своик: Без интеграции с Россией Казахстан останется сырьевым придатком  без шансов на развитие :: Новости :: StanRadar - новости Центральной Азии

Почему не повторится?

— Десятилетие после 2012 года, в котором мы сейчас живем, характеризуется «проеданием» запасов «тучных» лет, а именно — запасов Нацфонда. Мы помним, как в конце 2012 года президент Назарбаев объявил госпрограмму инфраструктурного развития «Нурлы Жол». Она была особенна тем, что впервые распечатывался Нацфонд, через который должны были идти дополнительные транши.

Так Нацфонд перешел из накопительного режима, для которого он и создавался, в расходный. Предполагалось, что «Нурлы Жол» будет действовать всего три года, затем Нацфонд вновь начнет накапливаться. Но с тех пор, как установился расходный режим, он и продолжается.

Как и в предыдущее десятилетие, сегодня мы наблюдаем рост цен на энергоресурсы, но вряд ли непрерывный рост продлится в ближайшие десять лет

Другое отличие в том, что если в «тучные» годы инвестиции Казахстана росли очень бойко, но тогда их размер был еще не так велик. Соответственно, обслуживание этих внешних займов и вывоз иностранными инвесторами доходов за свои инвестиции был гораздо меньше, чем новый приток.

Сегодня ситуация складывается таким образом, что обслуживание внешнего долга и вывоз доходов иностранных инвесторов физически превышают доходы от экспорта сырья. Соответственно, платежный баланс Казахстана, в отличие от крупно избыточного в «нулевых», уже необратимо отрицательный, — говорит Своик.

Не «зеленый путь»

По мнению экономиста, сегодня идея зеленой энергетики зашла в тупик. Потому что равноценная альтернатива сжиганию природных ресурсов пока не найдена. А значит, пока у нефти на горизонте хорошие перспективы.

— Есть техническое решение по переводу автомобилей с бензина на электричество, но пока продолжают лидировать бензиновые двигатели. К тому же электрические автомобили тоже должны откуда-то брать энергию.

Пока техническое решение по достаточной и недорогой электроэнергетики, основанной не на сжигании природных ресурсов, отсутствует. Именно из-за этого тупика сейчас и пошел рост цен на нефть, газ и уголь

И тенденция эта, по всей видимости, длительная, — убежден он.

Временная передышка

Что касается тенге, по мнению Петра Своика, при высоких ценах на нефть ему будет проще защищаться от угрозы девальвации.

— Но учитывая, что у нас отрицательный баланс, этот дефицит надо покрывать внешними займами и привлечением иностранных инвестиций. И чем больше растут эти два параметра, тем больше сырья вывозится. Получается замкнутый круг, который нас топит.

В такой ситуации может помочь обесценивание тенге. Этого хватит на 2-3 года. К примеру, в 2015 году мы два раза обесценили тенге, и этот девальвационный эффект помогал более-менее балансировать платежный баланс Казахстана два с лишним года

Только в 2018 году он снова стал отрицательным. Сейчас тенге находится под постоянным риском девальвации. А рост цен на нефть может дать нам лишь передышку, — считает экономист.

Тенге не вырастет

Экономист Арман Байганов согласен с тем, что цены на «черное золото» в ближайшем будущем будут расти. Но, по его словам, за ростом последует падение.

Арман Байганов | informburo.kz 

На это может повлиять недофинансированность нефтяной отрасли в период низких цен. А также то, что страны ОПЕК+ могут сократить квоты на добычу нефти. Потому что слишком дорогая нефть способствует росту мировой инфляции.

— Сегодня даже при дорогой нефти в Казахстане не замедляется рост социальных расходов. Происходит недополучение налогов. Поэтому и курс у нас не растет. А если и вырастет, выше 400 тенге за доллар не будет

В случае, если нефть после достижения максимумов упадет, то и ослабление тенге неминуемо. Потому что наша экономика находится в посткризисной ситуации. К тому же мы тесно связаны товарооборотом с Россией. И кросс-курс рубля по отношению к тенге укрепляется. Соответственно, девальвация необходима для здоровой конкуренции, — заключает Байганов.

Автор  Татьяна Киселёва

Источник 365info.kz