Экономист Жарас Ахметов предположил четыре варианта развития страны , сообщает forbes.kz.

Жарас Ахметов, экономист: «В Евразийских странах не сталинская модель и не  деспотия» - Аналитический интернет-журнал Власть

Социология различает три стадии развития человеческого общества: доиндустриальную, индустриальную и постиндустриальную. Есть в этом что-то марксистское, что, в общем-то, неудивительно: современная социология, как и институциональная экономика, корнями уходит в марксизм. Для нас представляет интерес переход от доиндустриального к индустриальному обществу. Таковой требовал гигантских инвестиций в основной капитал, будь то заводы, транспортная инфраструктура или города. И без государства аккумулировать и перераспределить необходимое количество капитала было невозможно. В США и Западной Европе, в Японии после революции Мэйдзи государство играло в экономике важную роль. Ленин написал отдельную работу, посвященную государственно-монополистическому капитализму, – «Империализм, как высшая стадия капитализма». Он считал, что концентрация капитала в немногих руках, слияние монополистов с государством должны привести к разрушению капиталистического общества, на руинах которого будет построен социализм.

Как известно, вождь мирового пролетариата оказался неправ, хотя довольно точно описал современное ему капиталистическое общество. Ни Маркс, ни Ленин не смогли разглядеть, что свобода частной инициативы требует демократизации общества или, по Дугласу Норту, «открытого доступа» и противится диктату монополий. Справедливости ради надо заметить, что Ленин довольно близко подошел к пониманию могущества частной инициативы, но идеологическая зашоренность помешала ему осознать это в полной мере.

Еще более наглядный и поучительный путь развития от доиндустриального общества через государственно-монополистический капитализм к постиндустриальному обществу и демократии демонстрируют Южная Корея и Тайвань. Авторитарные, практически военные диктатуры способствовали накоплению и перераспределению капитала для создания современной промышленности. А затем, когда стали помехой развитию, были демонтированы – и произошла трансформация политического режима в демократию.

В истории нет столбовых и одинаковых для всех путей. Обстоятельства играют важную роль. Национальное унижение после поражения в Первой мировой войне бросило Германию на путь нацизма и нового поражения, уже во Второй мировой.

Богатые ресурсами страны Южной Америки только выбираются, с большим трудом и потерями, с тернистого пути метаний между военными диктатурами и гражданскими режимами. Причем Венесуэла явно движется вспять, к доиндустриальному обществу.

В Казахстане восстановление экономики после глубокого спада, вызванного трансформацией от социализма к капитализму, потребовало активного участия государства. Это привело к тому, что уже в середине нулевых в стране сложился государственно-монополистический капитализм. Сегодня страна находится на перепутье: идти по столбовой дороге – демократизации и постиндустриального развития; по пути Аргентины или Бразилии, мечась между диктатурой и демократией (причем ни та, ни другая не будут устойчивой); или, подобно Венесуэле, цепляясь за природную ренту, выбрать путь регресса.

В отличие от сказок есть и четвертый путь: ничего не выбирать, а пустить всё на самотек – что получится, то и ладно. На самом деле не худший выбор. Но тогда всё будет зависеть от нас, от нашей предприимчивости. А предприимчивые, инициативные люди в нашем обществе есть. Их не так много, как хотелось бы, но становится всё больше. Если элиты не будут им мешать, пытаться загнать в загон, то Казахстан выйдет на путь развития. В противном случае нас ждет Венесуэла.

Автор  Жарас Ахметов

Источник forbes.kz


Популярные новости