Вторник, 19 января 2021

Общественники уверены, что резервы есть, но их не ищут.

Если проверить на эффективность госпрограммы и квазигоссектор, можно по результатам сэкономить немало средств. В частности, государство тратит большие суммы на «самопиар», а при госзакупках нередко завышаются цены. Между тем социальная сфера отчаянно нуждается в дополнительном финансировании,пишет 365info. 

Об этом говорили участники заседания аналитической группы «Кипр» — «Вопросы эффективного использования бюджетных средств: потери в доходах и расходах».

Денег стало меньше, но резервы все еще есть

Ерлан Смайлов, руководитель группы «Кипр» начал с вопроса,насколько эффективно используются средства как республиканского, так и местных бюджетов.

Может ли государство изыскать дополнительные средства на социальные программы? А необходимость таковых уже назрела, поскольку социально-экономическая сфера, мягко говоря, хромает. Например, по статистике ЮНИСЕФ, в Казахстане на 18 млн населения миллион бедных детей. Это не говоря о «работающей бедности» и откровенно нищих гражданах.

Шолпан Айтенова, директор ОФ «Zertteu Research Institute», заявила, что раньше денег было много, сейчас стало в разы меньше.

 Первый признак того, что мы практически исчерпали потенциал —впервые за много лет берем у Азиатского банка развития заем в 1,5 млрд долларов США. Причем берем на текущие расходы,— сказала она.

Также Айтенова посетовала, что и прежние деньги могли быть потрачены более эффективно.

К словам эксперта Смайлов добавил данные из отчета Счетного комитета. Там говорится о неэффективном использовании бюджетных средств.

— По программе ФИИР за семь лет — с 2012 по 2019 годы — инвестировали 5 трлн тенге. Из них на достижение прямых целей использовали только 15%. А оставшиеся 85% — на мониторинг, консультации, оценки, публикации.

Новые бордюры меняли на еще более новые и так далее. Может надо было эти деньги потратить на школы? — привел пример Смайлов.

Айтенова напомнила, что в 2003 размер республиканского бюджета составлял 500 млрд тенге, и это даже меньше, чем бюджет только Алматы в 2020 году. С тех пор бюджеты выросли во много раз, но такого же роста качества человеческой жизни нет.

Зато видим огромное вытеснение частного капитала государственным. И ту огромную роль, которую заняло государство в экономике, — сказала Айтенова.

Средства тратят максимально быстро, не заморачиваясь эффектом

Экономист Сергей Домнин считает, что в плане бюджетного процесса удалось сделать немало. Например, переход на сравнительно долгосрочный бюджет. Кроме того, уже практически победили «неосвоение бюджетов».

Однако в этом пункте нашлись свои подводные камни, о которых высказались участники. Смайлов заявил, что в итоге появился «приоритет освоения над качеством». То есть поскольку администраторы бюджетных программ за неосвоение «спрашивают» с госорганов, эти средства пытаются потратить любыми путями. При этом не особо заморачиваясь пользой и эффективностью. Иначе в следующем году им просто дадут меньше денег.

И на республиканском, и на местном уровнях надо потратить деньги в любом случае, а как именно — это уже второй вопрос, — сказал он.

Домнин отметил, что никто эффективность и не мониторит. То есть сколько выделили денег на программу — ясно, а какой денежный поток образовался в результате — нет.

Айтенова считает, что таких индикаторов делать и не будут, потому что это вопрос ответственности. А упор на «скоростное освоение» как раз может привести к различным финансовым нарушениям.

Когда речь идет о государственном бюджете и госзакупках, все оказывается очень дорого. На рынке это могло стоить в два раза дешевле. Например, создали портал «Енбек» (по трудоустройству — прим.), и он стоил 135 млн тенге. Не знаю, какое было обоснование этой цены, — сказала она.

Государство тратит большие суммы на самопиар

Говоря о поиске резервов, Смайлов предположил, что следует проверить на эффективность госпрограммы, квазигоссектор и вообще все, на чем могли потерять деньги. То есть не только прямые убытки, но и недополучение доходов. Для примера он сослался на данные Счетного комитета за 2017-2021 годы по оценке реализации программы развития сельского хозяйства.

— Инновационные технологии не внедряются. Мелкие сельхозформирования производят основную часть продукции, но при этом  не пользуются господдержкой из-за несоответствия требованиям правил субсидирования

Аудит выявил финансовые нарушения на 2,8 млрд тенге, неэффективное планирование на 16,9 млрд, неэффективное использование средств — 44 млрд. На 44 млрд можно построить около 30 школ.

43% живет на селе, а вклад в ВВП сельской территории — от 5 до 7%

И если посчитать все инвестиции, окажется, что этот огромный массив денег не дал результата, — перечислил Смайлов.

Айтенова также отметила, что государство тратит большие суммы на «самопиар». Публикации в СМИ, блогеров и так далее.

50 млрд тенге в год — это только госинформзаказ. Помимо того, что акимы заказывают позитивные материалы о себе, — сказала она.

Также эксперты упомянули потери бюджета от «серого» сектора экономики. По словам Смайлова, в 2018 его оценивали до трети от общего объема, или около 5,2 трлн тенге.

Вкладываться надо в человеческий капитал

Домнин при обсуждении госпрограмм отметил еще одну проблему. Не оценивается, насколько отвечали мероприятия (на которые тратились госсредства) целям программ.

Почему-то ни по одной из программ у нас нет хотя бы промежуточных оценок, что есть во многих развитых странах. По некоей программе потратили столько-то денег, а какой эффект получили? Вот когда госорганы будут вынуждены заниматься такой аналитикой, тогда мы и поймем настоящий объем средств, которые могли бы быть сэкономлены, — сказал он.

В целом участники сошлись во мнении, что существуют большие резервы для увеличения доходов бюджета. Эти деньги можно было бы инвестировать в том числе в социальную сферу и человеческий капитал. И при правильном использовании это даст большие дивиденды в будущем.

Автор Роман Иванов

Источник  365info.kz