Пятница, 21 января 2022

Коронавирус продолжает мутировать, убивая нашу веру в скорое окончание пандемии и восстановление экономики. Как долго это продлится и от чего зависит успех в борьбе с вирусом?

На какие сферы жизни повлияла пандемия больше всего? | Блог AirNanny

Через несколько дней после того, как новый штамм коронавируса Omicron был идентифицирован на юге Африки, страны по всему миру начали сообщать о схожих случаях заболевания. Ранние данные свидетельствуют о том, что новый штамм может быть более заразен, чем Delta. Пытаясь замедлить его распространение, страны закрывают свои границы для туристов из Африки и возвращают ограничения для своих граждан.

“Еще слишком рано, чтобы понимать, какую большую угрозу представляет новый штамм, но инвесторы предположили худшее, когда поступили сообщения из южной Африки. Цены акций сильно упали, причем акции авиакомпаний больше пострадали после повторного введения запрета на поездки”, — заметил Ларри Эллиот в колонке для theguardian.

Похоже, что пандемии нет конца-края. Это убивает веру в восстановление экономики. Так, крах только туризма может привести к потере более 4 триллионов долларов мирового ВВП в 2020 и 2021 годах, согласно отчету ЮНКТАД, опубликованному летом. Стоя на пороге нового года мы снова спрашиваем:

Сколько это будет продолжаться?

Специалисты рассматривают несколько сценариев: оптимистический, реалистичный и самый плохой. Всё зависит от текущей эффективности вакцин, новых противовирусных средств и угрозы мутаций.

Согласно оптимистическому сценарию, ситуация стабилизируется между этим и 2023 годом. Covid-19 будет рассматриваться как обычная инфекционная болезнь, которая больше не влечет за собой серьезных всплесков госпитализаций или смертей, а тестирование, вакцинация и противовирусные препараты будут держать под контролем серьезные случаи. По этому сценарию Covid-19 все еще останется проблемой в странах со слабым охватом вакцинами и тестированием.

 

Согласно второму сценарию, ситуация с вирусом стабилизируется между 2023 и 2024 годами. Заболеваемость Covid-19 будет усиливаться зимой и угасать в течение года. Худший вариант – хотя он очень маловероятен, — будет означать, что вакцины больше неэффективны против новых штаммов, а противовирусные средства не действуют. В таких условиях локдауны или другие ограничения потребуются до 2026 года.

Доктор Марк Дибул, гендиректор Enochian BioSciences и профессор кафедры медицины Джорджтаунского университета также описывает три сценария.

Вариант 1. В марте, апреле, мае у нас будет полностью устойчивый к вакцине вариант. Это означает, что, хотя мы не сможем предотвратить волну случаев заболевания, вызванных устойчивым к вакцинам штаммом, мы можем уменьшить тяжесть. «Вакцины и методы лечения не останавливают передачу», – отметил Дибул. Но разрабатываемые новые лечебные мероприятия, например профилактический назальный спрей, способный остановить передачу, могут вывести нас из худшего этапа пандемии.

Вариант 2. COVID-19 похож на грипп в богатых странах, но будет более серьезным в бедных.

Вариант 3. Худший вариант заключается в том, что новые способы лечения не будут успевать за мутацией вируса.
По мнению доктора Дибула, мы идем ко второму варианту, но для этого понадобится два-три года. При этом эти «промежуточные» годы могут быть «весьма тяжелыми».

«Своя рубашка ближе»: почему этот подход не срабатывает относительно пандемии

В США, где две дозы вакцины получили около 60% населения, заговорили о возможности прививки бустерной дозой всех взрослых. Многие эксперты по здравоохранению призывают получить ее всех американцев 18+. Другие эксперты отмечают: бустеризация может продлить пандемию.

“Во-первых, такая кампания отвлекает внимание от цели убедить невакцинированных привиться… Во-вторых, преувеличенные снижения эффективности вакцин подрывает доверие общества к ним, и некоторые люди вакцинируются с меньшей вероятностью, считая их менее эффективными, чем рекламировалось сначала”, – пишут авторы-медики для The Washington Post.

По их мнению, единственная стратегия, которая сможет победить коронавирус, – это вакцинация невакцинированных. Дозы, продолжают эксперты, предусматриваемые для использования в качестве усилителей для населения США, принесли бы гораздо больше пользы, если бы их использовали для иммунизации невакцинированных уязвимых людей, будь то Соединенные Штаты или за рубежом.

 

Ситуация с вакцинацией в бедных странах действительно сложная. Так, в Нигерии привито 1,7% населения, в Эфиопии – 1,3%, в Кении – 5%.

Ларри Эллиот напомнил о попытке ВТО обеспечить отказ от прав интеллектуальной собственности на вакцины, чтобы решить проблему. Однако некоторые богатые страны отвергли идею. Мол, без патентной защиты фармацевтические компании не будут иметь стимулов для производства новых вакцин, к тому же бедным странам не хватает технического опыта производства, чтобы превратить формулы в готовые продукты.

«Или богатые страны дают возможность бедным странам повысить уровень прививки, или они должны отгородиться от невакцинированных частей мира. Тот факт, что первые случаи Omicron уже зарегистрированы в Великобритании, свидетельствует о том, как тяжело сделать последнее”, — пишет автор.

Эллиот подчеркивает: пандемию можно одолеть только коллективно.

«Богатые страны должны обеспечить достижение целей вакцинации в бедных странах… Им нужно прекратить накапливать вакцины, которые они никогда не будут использовать… Им следует отказаться от патентной защиты. Им нужно перестать быть такими недальновидными”, — резюмирует автор.

Автор Евгения Давыденко

Источник psm7.com