Понедельник, 26 октября 2020

Отечественная экосистема исламских финансов «обрастает» новыми направлениями.

Исламское финансирование в России и Казахстане: «этические финансы» =  инвестиции в производство :: Новости :: StanRadar - новости Центральной Азии

Отечественная экосистема исламских финансов «обрастает» новыми механизмами, способствующими их популяризации, убеждены в Международном финансовом центре «Астана» (МФЦА). Одним из недавних проектов является Мастер-план, или своего рода Дорожная карта по развитию исламского финансирования в Казахстане до 2025 года.

Эксперты считают, что надежды МФЦА на проект небезосновательны: он будет покрывать рекомендации и планы по реализации в секторе по таким направлениям, как исламские банкинг, рынок капитала, страхование (такафул) и перестрахование (ретакафул), небанковские институты, исламское социальное финансирование, финтех, сектор халяля, образование и тренинги в сфере исламского финансирования.

«Реализация необходима при содействии всех заинтересованных органов и организации для достижения цели в 3% к 2025 году активов исламских банков от общего объема банковских активов Казахстана», – отметили в МФЦА.

Чем больше доступ, тем убедительнее рост

Сооснователь цифрового исламского банка Tayyab Иван Каменский стадию роста исламского финансирования в стране оценивает на твердую четверку по десятибалльной шкале.

«В стране проживает 12,6 млн мусульман, но функционируют только два исламских банка, и один из них – «дочка» арабского. Хотя при сфокусированных усилиях отрасль в Казахстане может стать одним из мировых хабов для исламских финансов. Первые шаги в данном направлении страна уже делает, создав в Международном финансовом центре «Астана» (МФЦА) подразделение для развития исламских финансов», – отмечает Иван Каменский.

При этом управляющий директор «Исламский банк «Заман-Банк» Еркин Нурбеков считает, что исламские финансы нуждаются и в равных условиях с традиционными финансовыми институтами. «Исламским банкам на законодательном уровне запрещено быть членом Казахстанского фонда гарантирования депозитов. Хоть и разрешено исламским банкам создать свой гарантийный фонд депозитов, но существующие размеры не позволяют этого сделать, – добавляет Еркин Нурбеков. – Например, в Турции исламские банки включены в государственную программу страхования депозитов наряду с традиционными банками. Исходя из этого опыта, для предоставления гарантии возврата депозитов физических лиц Казахстану нужно изменить закон и включить немногочисленные исламские банки в существующий КФГД, что обеспечит безопасность денежных средств населения».

Эксперт также напомнил, что исламские банки не имеют доступ к таким государственным программам, как льготное автокредитование и ипотека. По первой части существует одно из требований – необходимо иметь филиальную сеть по всему Казахстану, что, учитывая размеры казахстанских исламских банков, невозможно, а с учетом мирового тренда перехода на дистанционный режим предоставления банковских услуг, нецелесообразно.

«В части ипотеки одно из требований – банк должен иметь долю рынка более 1% по активам. А сегодня два исламских банка вместе взятых имеют активы менее 0,25%. Отмечу и неравные условия касательно ликвидности: пруденциальные требования по текущей ликвидности гораздо выше, чем у традиционных банков. При этом структура среднемесячных высоколиквидных активов и среднемесячных обязательств до востребования исламского банка идентична структуре традиционного банка. Требования к величине коэффициента текущей ликвидности (К4) исламского банка превышает аналогичный коэффициент традиционного банка более, чем в 3 раза – 30% у традиционных банков, 100% у исламских банков», – говорит управляющий директор «Исламский банк «Заман-Банк».

Дополнительно к пруденциальным требованиям регулятором применяются меры раннего реагирования, где исламский банк должен выполнять вышеуказанный коэффициент на уровне 110%, добавляет эксперт. На практике это означает, что за каждый 100 тенге поступивших денег на текущие счета клиентов банк должен изыскать 10 тенге собственных средств и депонировать их в высоколиквидные активы, что делает невозможным развитие расчетно-кассового обслуживания исламскими банками.

Парадигма исламской экономики и финансов основана на финансировании реального сектора экономики и сделок с реальными активами, которые уже существуют на момент заключения договора, а также отсутствия неопределенности и ссудного процента, в свою очередь отмечает сооснователь цифрового исламского банка Tayyab Иван Каменский. Поэтому если доля исламских финансовых сделок на рынке будет увеличиваться, то будет меньше спекулятивных сделок и больше договоров, создающих реальную ценность для экономики. Исламский финансовый институт, например, не может финансировать сделку на приобретение земельного участка с целью спекуляции.

«Говоря о выгодах для экономики, можно сказать, что если бы большая часть банков финансировала бы по исламским принципам, то последствия мирового финансового кризиса были бы намного слабее. Кроме того, мы получили бы больше бизнесов, создающих ценность для конечного потребителя, а не имеющих прибыль от спекулятивных сделок», – отметил Иван Каменский.

Еще одним действенным механизмом для развития рынка исламских финансов могло бы стать создание так называемых «исламских окон» в государственных институтах развития: фонд развития предпринимательства «Даму», Банк развития Казахстана, Жилстройсбербанк Казахстана, национальный управляющий холдинг «КазАгро» и так далее. Это необходимо, чтобы исламские финансовые компании могли бы иметь равный доступ наряду с классическими банками и финорганизациями к госпрограммам и фондам. Таким образом они смогут расширить свою активность и предлагать клиентам полный доступ к своим продуктам в рамках госпрограмм.

«Казахстанским игрокам также не хватает общей рабочей площадки в виде ассоциации исламских финансов, через которую они могли бы продвигать свои инициативы, в том числе и в госорганах по аналогии с Ассоциацией финансистов Казахстана», – предлагает сооснователь цифрового исламского банка Tayyab.

Что имеем?

Как отмечают в МФЦА, в центре созданы условия для предоставления инструментов исламского финансирования. Например, на площадке МФЦА могут зарегистрироваться и работать исламские банки, исламские финансовые (небанковские) компании, компании по управлению активами, исламские брокерские дилерские компании, исламские страховые компании (такафул и ретакафул).

На Бирже МФЦА (Astana International Exchange – AIX) созданы условия для выпуска исламских ценных бумаг (сукук). Кроме того, МФЦА является членом в ведущих международных исламских организациях, таких как Совет исламских финансовых услуг (Islamic Financial Services Board – IFSB), Организация бухгалтерского учета и аудита исламских финансовых институтов (AAIOFI) и Генеральный совет исламских банков и финансовых институтов (CIBAFI).

На сегодня на территории финансового центра зарегистрировано более 30 компаний, предоставляющих услуги в области исламского финансирования из таких стран, как Малайзия, Великобритания, США, Бахрейн и Казахстан.

Автор Мариям Бижикеева

Источник  kapital.kz