Пятница, 02 октября 2020

Седред Асретов рассказал о том, удастся ли банкам в условиях пандемии сохранить устойчивость

Что изменится в банковском секторе после карантина?

Смогут ли банки в условиях карантинных мер удержать необходимый запас капитала и ликвидности, насколько объективны в этом отношении прогнозы международных рейтинговых агентств, а также можно ли сегодня идентифицировать кризис в банковском секторе Казахстана? Об этом в интервью корреспонденту центра деловой информации Kapital.kz рассказал руководитель аналитического отдела Ranking.kz Седред Асретов.

Седред, по вашему мнению, насколько оценки международных рейтинговых агентств в отношении прогнозов развития банковского сектора Казахстана являются объективными?

- В целом я отношусь с высоким доверием к отчетам международных рейтинговых агентств.

Понятно, что при оценке банковского сектора РК они учитывают как внутренние факторы, так и внешние. Соответственно в текущем году их данные отражают изменение внешней конъюнктуры и общеэкономических условий, в том числе снижение цен на нефть, высокую волатильность нацвалюты, а также негативные последствия для экономики, вызванные пандемией коронавируса. Учитывая все это, такие агентства, как Moody’s и Fitch Ratings, пересмотрели прогноз по банковскому сектору Казахстана со стабильного на негативный.

Также в связи с нынешней ситуацией международные аналитики отмечают рост рисков и дополнительную нагрузку на обслуживание долга заемщиками, что оказывает негативное влияние на прибыльность казахстанских банков. При этом, по их мнению, БВУ сохранят стабильный уровень достаточности капитала и ликвидности в среднесрочном периоде.

В частности, рейтинговое агентство Moody’s ожидает, что в соответствии с базовым сценарием общесистемный коэффициент достаточности капитала будет в целом стабильным в течение двухлетнего периода, а уровень ликвидности останется высоким.

Агентство Fitch Ratings замечает, что устойчивость банковского сектора Казахстана к экономическим шокам в последнее время повысилась. Большинство банков имеют возможность покрывать убытки за счет хорошей прибыльности до резервов или существенного запаса капитала.

Конечно, я не исключаю, что международные рейтинговые агентства не могут учесть абсолютно все факторы, например, ситуации, когда акционеры напрямую влияют на принятие тех или иных решений, а также этическую сторону топ-менеджмента. Но, несмотря на данные допущения, я считаю, что их заключения достаточно объективны и непредвзяты.

Известно, что отсрочка заемщикам (на индивидуальной основе после оценки их финансового состояния, влияния ЧП и карантина) будет пролонгироваться. В этой связи, принимая «смягчающие» меры регулирования (в том числе послабления по МСФО) для банков, как вы считаете, удастся ли БВУ все-таки сохранить необходимый запас капитала и ликвидности?

Фото: Руслан Пряников

- Я бы сказал, что, несмотря на кризисную ситуацию в стране и мире, банковский сектор Казахстана сохраняет активную позицию. Наблюдается рост как ссудного портфеля, так и вкладов клиентов банков второго уровня. Так, объем займов с начала текущего года вырос на 1,7%, а вклады увеличились сразу на 7,3%.

Полагаю, что в целом ухудшение операционной среды из-за кризиса не окажет мгновенного давления на профили фондирования и ликвидности у банков.

Сейчас в банковском секторе сформирован значительный запас собственного капитала и ликвидности для осуществления своей деятельности и оказания полного перечня банковских услуг. По состоянию на 1 июля на балансах БВУ имеется существенный объем свободной ликвидности, который составляет 14,5 млрд тенге, или 51% активов. Кроме того, размер ликвидных активов продолжает расти: с начала года он увеличился на 8,3%.

Между тем банковский сектор располагает значительным запасом прочности в виде собственного капитала, превышающего минимальный норматив. На конец мая регуляторный собственный капитал банков второго уровня составил 4,6 трлн тенге, а достаточность собственного капитала возросла до 25,8%, что является максимальным значением в последние годы.

Таким образом, можно утверждать, что за счет высоких показателей ликвидности и запаса собственного капитала отечественный банковский сектор лучше подготовлен к текущему кризису, чем в 2008 и 2014 годах.

Но, с другой стороны, дальнейшее развитие банковского сектора будет зависеть от того, как быстро восстановится экономика страны. По вашим оценкам, в какие сроки может произойти ухудшение показателя NPL 90+?

- С марта по май 2020 года «токсичные кредиты» — NPL 90+ росли, достигнув 9,43%. При этом к концу июня произошел значительный спад показателя до уровня 9%.

По моему мнению, до конца текущего года мы не увидим NPL 90+ выше порогового значения, установленного регулятором (10%).

Кроме того, снижение базовой ставки в июле до 9% приведет к уменьшению процентных ставок по кредитам, что должно содействовать улучшению способности заемщиков обслуживать свой долг.

Как вы считаете, по каким банкам кризис особенно ударил и в каких сегментах? Снизится ли объем потребительского кредитования, а доля займов в МСБ, наоборот, увеличится?

- Несмотря на существенный объем свободной ликвидности в БВУ, хочу сказать, что распределена она между ними неравномерно. В результате небольшие банки в значительной степени подвержены рискам, связанным со стрессовыми ситуациями. Напомню, что в десятке крупнейших игроков сконсолидировано 85,6% рынка.

В целом кризис заметно сказался на рынке услуг. В июле в этой сфере отмечался наибольший спад индекса деловой активности, что обусловлено ухудшением всех компонентов индекса.

Наблюдалось снижение кредитования сферы торговли (-5,6% по сравнению с концом марта), транспорта и складирования (-5,7% по сравнению с концом марта) и промышленности (-2,1%). Хочу обратить внимание, что эти три отрасли формируют 52,5% ВВП страны. Поэтому очевидно, что сокращения финансирования в данных отраслях негативно скажется на росте экономики страны.

Вместе с тем в разрезе сегментов кредитования наблюдается рост займов, выданных малому и среднему бизнесу. Так, из-за стимулирования реального сектора экономики со стороны государства кредиты МСБ увеличились на 1,9% с начала года. Объем льготного кредитования МСБ возрос на 1 трлн тенге, включая 400 млрд тенге по программе «Экономика простых вещей» и 600 млрд тенге по программе льготного кредитования малого и среднего бизнеса от Национального банка РК. В общей сложности в рамках четырех программ («ДКБ-2025», «Еңбек», «Экономика простых вещей», программа НБ) профинансировано более 11 тыс. проектов на сумму 864 млрд тенге с начала года. Сегодня на рассмотрении находятся еще 3259 проектов на 660 млрд тенге.

Тем временем потребительские кредиты сократились на 0,7% с начала года. Значительное снижение зафиксировано в апреле и мае. Основной причиной этого, мы знаем, является введение чрезвычайного положения в стране, вследствие которого около 4,4 млн из числа рабочего населения потеряли доход.

Наряду с этим банки продолжают активно конкурировать в сегменте потребительского кредитования, и большинство новых технологических и сервисных решений реализовано именно в этом сегменте. Однако активная борьба за высокомаржинальное «розничное» кредитование влечет за собой сопоставимые риски, особенно ощутимые в кризис, когда доходы населения, как я уже говорил, значительно падают.

По вашим прогнозам, как долго банковский сектор будет выходить из кризиса?

- Как было замечено ранее, в банковском секторе сформирован значительный запас собственного капитала и ликвидности для обеспечения непрерывной деятельности и оказания полного перечня услуг. А если рассматривать банки по динамике изменения базовых показателей, таких как активы, ссудный портфель, вклады и прибыль, то вообще сложно идентифицировать кризис.

Например, прибыль БВУ за 6 месяцев текущего года составила 373,5 млрд тенге, что на 76,5% больше прошлогоднего показателя (прибыль за аналогичный период 2019 года — 211,6 млрд тенге). Говоря о неработающих кредитах, а именно NPL 90+, согласно данным Национального банка, их объем и доля в кредитном портфеле также показывают положительную динамику относительно прошлогоднего значения (июнь 2019 — 9,38%).

Подразумевается, что отечественные банки будут выходить из кризиса параллельно с восстановлением национальной экономики. По оценкам Всемирного банка, экономика Казахстана станет постепенно восстанавливаться уже с 2021 года. То есть можно предположить, что уже со следующего года экономика начнет подниматься, соответственно с ней рост наберет и банковский сектор.

В то же время мы можем стать свидетелями ликвидации некоторых БВУ, финансовое состояние которых уже длительное время находится в крайне тяжелом состоянии.

Автор Меруерт Сарсенова

Источник kapital.kz