Вторник, 27 октября 2020

Финансовый эксперт Расул Рысмамбетов поделился своим мнением о состоянии банковского сектора

Государство забыло аул, и уже давно - Расул Рысмамбетов » Матрица ...

Исходя из последней отчетности, опубликованной Национальным банком РК, совокупная чистая прибыль банковского сектора за первые шесть месяцев этого года оказалась почти в два раза выше, чем за аналогичный период прошлого года.

Это говорит о том, что несмотря на ситуацию, вызванную коронавирусом, банки продолжают активно кредитовать экономику, наращивать депозитную базу и соответственно сохранять высокий уровень ликвидности.

Вероятно, что такая обнадеживающая «картина» подвигла некоторые крупные БВУ даже принять решение о выплате дивидендов своим акционерам. Насколько такой шаг является целесообразным в нынешних условиях? Какие системные улучшения произошли в работе банков за этот период? И способны ли новые цифровые решения минимизировать последствия кризиса? Об этом и многом другом в интервью  рассказал независимый финансовый эксперт Расул Рысмамбетов.

Как известно, после AQR регулятор пришел к выводу, что банковская система стабилизировалась и готова к новым вызовам. Однако тогда никто не предполагал, чем обернется для экономики Казахстана ситуация, вызванная коронавирусом. Расул, в этой связи, как вы можете охарактеризовать текущее состояние банковского сектора?

- Когда в марте только ввели карантин и делались прогнозы по его продлению до лета, я высказывал мнение, что казахстанские банки в целом могут сильно пострадать от карантинных мер и пандемии. Однако отчетность по банковской системе на 1 июля 2020 года характеризует неплохие показатели у БВУ даже для обычного периода. Например, рост активов до 28,6 трлн тенге.

В свою очередь AQR была проведена как раз вовремя и достаточно требовательно. Уже в январе 2020 года международные наблюдатели могли увидеть сложившуюся ситуацию, а главное – сами банки поняли перспективы всей системы. Особенно это было важно, на мой взгляд, во время начавшегося политического транзита. Вместе с тем проверка вскрыла и проблемы, которые путем переговоров Нацбанка с руководителями БВУ, надеюсь, были решены. Еще в декабре 2019 года стороны договорились об исправлении ошибок.

И теперь, несмотря на затяжной кризис в экономике Казахстана, банки продолжают находить заемщиков и ниши.

Отдельно я бы выделил запуск и улучшение работы онлайн-систем. Отмечу, что уже несколько лет банкиры говорят о необходимости запуска новых цифровых продуктов. Поэтому в какой-то мере нашим банкам повезло с тем, что у них были планы по развитию дистанционных услуг. Плюс ко всему многие программные продукты на мировом рынке уже достаточно подешевели и исправили ранние ошибки.

У меня есть определенный опыт работы в банковской сфере, и я точно знаю, что нередко инновации сдерживаются не столько самими фининститутами, сколько клиентами, которые выбирают удобные для себя каналы обслуживания.

Таким образом карантин подтолкнул к созданию и улучшению экосистемы, цифровой инфраструктуры и заставил банки конкурировать еще жестче. При этом, говоря о клиентах БВУ, я бы отметил, что это коснулось не только физлиц, но и бизнеса, которому тоже пришлось идти в цифру.

Понятно, что пандемия замедлила прирост кредитного портфеля банков, потому что немало людей в Казахстане лишились заработка, отдельные предприятия закрылись, другие значительно сократили закуп как у местных, так и у иностранных партнеров. Тем временем спрос на кредиты банков в корпоративном секторе невозможно отменить, поэтому он будет отложен на удобный период, может быть, уже на эту осень, когда компании смогут пересмотреть планы развития и пойти за новым финансированием.

Что касается проблемных займов, если исходить из отчетности банков, то на 1 июля сумма NPL 90+ сложилась в размере 1,3 трлн тенге, по сравнению с 1 января 2020-го ее рост составил 149 млрд тенге. Тем не менее я все-таки ожидал большего увеличения неработающих кредитов. Думаю, что ситуация с просрочкой будет понятна ближе к сентябрю. Ведь известно, что в марте-мае бизнес в Казахстане, так сказать, «терпел», затем в мае-июне пытался набрать обороты, а сейчас снова простаивает.

 Какие системные улучшения в банковском регулировании и работе самих банков вы бы отметили?

- Крупной стратегической мерой было выведение банковского надзора в отдельный орган в 2020 году. Насколько я вижу, Агентство по регулированию и развитию финансового рынка (АРРФР) сейчас на этапе становления. За время нахождения надзора в Нацбанке все же люди подзабыли, что такое быть отдельным органом, как выстраивать коммуникации.

Уже в ноябре-декабре 2019 года, под занавес AQR, банки глубоко осознали, что нарушения никто не потерпит. Да и многие видят, что у государства не бездонные карманы и помогать деньгами оно больше не будет.

То есть если ипотечный кризис был детской болезнью, то коронакризис застал наши элиты уже взрослыми на этапе их смены. Никому из банков не хочется стать ярким примером, на котором регулятор и политическое руководство захотят показать свою принципиальность и жесткость. Вот почему и АРРФР, и БВУ должны хорошо взаимодействовать друг с другом.

Несмотря на то что банковский сектор выступил неким буфером для экономики, его качественные показатели превосходят большинство отраслей за первое полугодие.

- Банки и финансовые потоки, которые они регулируют – кровеносная система экономики. Если сравнить государство с человеком, то экономика сейчас лежит без движения, однако сердце и сосуды должны активно работать, чтобы поддержать организм в сознании.

Помимо этого, государство выделяло средства гражданам, а карантинные меры заставили людей пойти в онлайн-платежи и заказы. Бизнес также начал стараться больше продавать дистанционно. Естественно, что бенефициаром онлайн-экономики выступили БВУ, готовые к такой ситуации.

Мы знаем, что некоторые банки выплатили дивиденды своим акционерам. Насколько это целесообразно в этот непростой период?

- Первая десятка банков показала за 1-е полугодие хорошие финансовые результаты – превышение доходов над расходами более чем на 300 млрд тенге. Лидерами стали Halyk Bank, Kaspi Bank, Сбербанк и ForteBank. Первые два из перечисленных особенно отличились, показав прибыль в размере 144,8 млрд тенге и 108 млрд тенге соответственно.

Более того, за этот период у них наблюдался рост портфелей, конечно, не такими темпами, как в прошлом году, но на это были очевидные причины.

Действительно, некоторые банки даже выплатили дивиденды, в их числе Forte Bank, Jysan Bank и Halyk Bank.

Думаю, что если другие БВУ первой десятки также захотят это сделать, то в каком-то смысле это будет хорошим сигналом для рынка, инвесторов и вкладчиков – значит банк способен зарабатывать деньги в текущей ситуации и приносить прибыль акционерам.

Способны ли новые банковские цифровые решения помочь минимизировать последствия кризиса?

- Я верю, что цифровые решения смогут на 99% заменить личный опыт посещения банков. Однако преодоление кризиса больше касается экономики Казахстана, ее структуры и состояния регионов.

Сейчас немало людей задаются вопросом – нужно ли Казахстану столько финансовых институтов? Думаю, дальнейшая цифровизация постепенно вымоет из системы еще несколько БВУ.

Я приятно удивлен, что в период карантина многие банки нашли средства и силы на обновление своих IT-структур и проектов, в том числе для полного онлайн-обслуживания юридических лиц.

Что касается последующей работы в текущих экономических реалиях – то цифровые решения являются лишь отражением стратегии банка. Крупные банки должны активно вкладываться, чтобы сохранить клиентов, а небольшие – расширять клиентскую базу с минимальными инфраструктурными затратами.

Автор Меруерт Сарсенова

Источник kapital.kz