Вторник, 19 января 2021

Пандемия коронавируса усугубила проблему государственного долга во многих государствах – 2020-й стал рекордным за долгие годы по числу суверенных дефолтов. В этом году число банкротств может возрасти – вероятность дефолта высока в Анголе, Камеруне, Кении и Пакистане, а также Турции и Украине. В то же время страны Европы, а также Япония и США, способные обслуживать свои долги без ущерба для своих бюджетов, переживут текущий кризис с наименьшими потерями.

Мировая экономика

Госдолг  в условиях  пандемии

Пандемия явно не способствует смягчению проблемы государственного долга, рассуждает ведущий аналитик "Открытие Брокер" по глобальным исследованиям Андрей Кочетков.

Риски по внешним обязательствам сохраняются у тех стран, которые и до пандемии испытывали сложности с финансированием. Речь идёт о государствах с двойным дефицитом бюджета и счёта текущих операций, среди которых наиболее ярко выделяются Аргентина, Турция, Украина.

Также в зоне риска — Индия, Бразилия и ряд более мелких стран.

"По сути, риски по долгам существуют у многих развитых экономик, например, Италии и Португалии, но за счёт ряда механизмов в Европе они могут рассчитывать на внешнюю поддержку", — поясняет эксперт.

В США без участия ФРС дефолт также мог состояться, но Федрезерв активно финансирует бюджетный дефицит, который в 2020-м превышал ВВП России. В Японии Центральный банк также принимает на свой баланс колоссальный объём долга.

По оценкам ведущего аналитика QBF Олега Богданова, у большого количества стран уровень госдолга превышает 100% от ВВП, например, в Японии госдолг превышает ВВП более чем в два раза. При этом никаких проблем с выплатами у правительств не наблюдается.

"Проблема заключается в том, что и в Еврозоне, и в Японии, и в США центральные банки проводят программы количественного смягчения, то есть покупают государственные облигации. Это полностью исключает возможность дефолта по обязательствам правительства", — говорит он.

По словам Кочеткова, ситуация в России кардинально отличается тем, что государство продолжает заимствовать на открытом рынке, а также обеспечивает свои бюджетные потребности за счёт резервов. Иными словами, российская финансовая система продолжает работать в рамках обычных рыночных механизмов в отличие от Еврозоны, США, Японии, Великобритании и других.

Потенциальные банкроты

По оценкам аналитика "Фридом Финанс" Валерия Емельянова, по числу суверенных дефолтов 2020 год стал рекордным за много лет. Так, в марте Ливан впервые в истории допустил пропуск платежа по своим госбумагам (1,2 млрд долл в евробондах). Также провели реструктуризацию части своих долгов Эквадор и Венесуэла — для них это уже 12-й и 8-ой по счету фактический дефолт, поэтому большим событием для рынков это не стало.

Страны Африки находятся в наиболее уязвимом положении, поскольку на обслуживание их долга сейчас уходит до 30% бюджета. Эта сопоставимо с тем, сколько платила Россия перед дефолтом 1998 года.

"Соответственно долговой кризис в странах южнее Сахары может вызвать серьезный социальный кризис, вызванный падением доходов населения", — опасается Емельянов.

Из более близких к нам стран сейчас в группу риска входят Украина и Турция, у которых одни из самых высоких ставок по дефолтным кредитным свопам (деривативам, которые страхуют инвесторов от невыплаты по суверенным долгам).

"Однако стоит учесть, что даже их самый высокий уровень означает низкую вероятность дефолта – не более 5% на горизонте пяти лет", — констатирует эксперт. При этом у Венесуэлы, которая провела очередной дефолт в 2017 году, вероятность следующего превышает 50% в период с 2021 по 2025 год.

 Дефолты  по  цепочке

"Рекордный рост мирового долга, который наращивают развитые и развивающиеся государства, обещает только одно – наименее устойчивые в финансовом плане будут проходить через процедуру реструктуризации или дефолта", — прогнозирует исполнительный директор Klopenko Group Дмитрий Иванов. При этом крупнейшие страны, которые могут обслуживать свои долги без нанесения глобального ущерба для своих бюджетов, переживут текущую ситуацию с меньшими потерями.

В 2020 году уже объявили дефолт государства с высоким уровнем госдолга – Аргентина, Ливан, Эквадор, Белиз, Суринам, Замбия. В течение наступившего года дефолт может угрожать Анголе, Камеруну, Кении и Пакистану, а также Турции.

"Дефолт двух последних государств может нанести серьезный ущерб мировой экономике, которая уже погрузилась в самый масштабный экономический кризис со времен Второй мировой войны. Дело в объеме долгов, который приходится на Пакистан и Турцию, — более 300 млрд долларов", — объясняет Иванов.

Кроме того, дефолт этих государств может запустить цепь подобных событий и в других странах, как это бывает во время кризисов. "Получается, что должники, не имеющие возможность обслуживать и вернуть свои долги, обескровливают мировую финансовую систему. В результате другие страны, нуждающиеся в материальной помощи, могут ее не дождаться, поскольку для них средств не будет", — говорит он.

По его словам, происходящее напоминает ситуацию с заемщиками банка: если клиенты массово отказываются платить по долгам, сам банк оказывается на грани выживания. То же самое происходит и сейчас – в результате экономического кризиса, вызванного пандемией, происходит кризис платежей, а вслед за ним – финансовый.

Оптимистичнее смотрит на ситуацию Богданов: никакой проблемы государственного долга в 2021 году не будет. "Может быть, в Аргентине или Ираке что-то подобное и случится, но влияния на мировой экономический процесс иметь не будет", – успокаивает он.

 Свет  в  конце тоннеля

Так или иначе, мировой экономике будет непросто пережить сочетание подобных кризисов с падением платежеспособного спроса – ведь без него восстановление крайне затруднительно.

Падение зарплат, скачок безработицы, сокращение темпов роста производства, снижение налогооблагаемой базы означает глобальное обеднение большинства стран мира.

"Изменить ситуацию возможно через рост благосостояния населения, что возможно для развитых стран через несколько лет, но для развивающихся экономик период нестабильности будет длиться гораздо дольше", — заключает Иванов.

Автор Ульяна Крайняя

Источник  1prime.ru