Понедельник, 26 октября 2020

Эксперт рассказал о подготовке бюджета на следующие три года.

Михаил Мишустин

Трехлетнее бюджетное планирование стало уже делом привычным — на этой неделе правительство завершило подготовку очередного такого проекта. Необычно другое — в условиях немного притихшей, но все равно продолжающейся пандемии принимается бюджет, направленный на нормальное развитие экономики и выполнение всех социальных обязательств перед гражданами.

Такая ситуация стала возможной в условиях, когда не состоялась грозящая катастрофа, о возможности или даже неизбежности которой много говорили весной. Статистика выглядит следующим образом. В июне прогнозировался годовой спад ВВП на уровне 4,8 процента, сейчас — уже 3,9 процента. В следующем году ожидается восстановительный рост; нынешний прогноз — 3,3 процента. Не произошло всплеска инфляции — она в годовом измерении сейчас составляет 3,6 процента. Таким образом, экономика не только удержалась на плаву, но и сохранила возможности для роста.

Это на макроуровне. Но и микроуровень далек от алармистских весенних ожиданий. Достаточно пройтись и по Москве, и по любому другому городу, чтобы увидеть давно открывшиеся кафе, магазины, парикмахерские. Уже к концу июля оборот малых и средних предприятий, работающих на потребительском рынке столицы, достиг 95 процентов от показателя середины марта текущего года. Да, работу смогли продолжить не все, но по состоянию на середину августа в Москве закрылись 5 процентов малых и средних предприятий, в регионах эта цифра еще меньше. В целом по стране, как сказал министр Максим Решетников, потребительский спрос «оказался более устойчив, чем мы прогнозировали». А это значит, что сервисная экономика, по которой пандемия ударила наиболее сильно, выдержала испытание на прочность.

 

В этих условиях появилась возможность для подготовки бюджета, в котором государство выполняет ранее взятые обязательства. Бюджетная политика, основанная на многочисленных сухих цифрах, всегда имеет человеческое — и, как следствие, политическое измерение. Граждане оценивают качество бюджета и честность разработавшего его правительства не по цифрам — они не интересуются макроэкономическими вопросами. Для них самое главное — чтобы регулярно выплачивались зарплаты, пенсии, пособия, что и происходит. Уже сейчас, до принятия бюджета, задействуются финансовые средства, которые, по словам премьер-министра Михаила Мишустина, раньше расходовались неэффективно или вообще не расходовались, лежали мертвым грузом на бюджетных счетах.

Более того, в нынешнем проекте бюджета почти в два раза увеличены расходы на финансирование пособий нуждающимся семьям с детьми в возрасте от трех до семи лет. Это одна из наиболее уязвимых категорий населения — на более маленьких детей (от полутора до трех лет) из малообеспеченных семей, согласно действующему с 1 января нынешнего года закону, выплачивается прожиточный минимум. Если же ребенок немного подрос, то он уже не имеет права на эту выплату, а расходов в семье меньше не становится. Предложенные меры позволят существенно смягчить эту проблему — и в целом уменьшить бедность в стране.

Еще одна важная мера по борьбе с бедностью — ввод программы социального контракта на всей территории страны. Эта программа, в частности, предусматривает финансовые выплаты нуждающимся, которые можно потратить лишь на товары и услуги из особого списка — например, на приобретение предметов первой необходимости или открытие своего дела. Один из главных факторов успешности программы — ее всеобщий характер, чтобы ее возможностями могли воспользоваться люди, вне зависимости от того, где они живут, — ассигнования на это увеличиваются более чем в четыре раза. Эти целевые выплаты выглядят разумным контрастом «вертолетным деньгам» (массовой раздаче бюджетных средств без всяких условий), о которых немало говорили весной, а сейчас уже забыли.

Также в следующем году предусмотрено увеличение расходов на финансирование национальных проектов и инициатив, предусмотренных в президентском послании нынешнего года. Пока примерно на 15 процентов, а в 2023-м — почти на 40 процентов. Снижение налоговой нагрузки на IT-отрасль дает импульс развитию современной экономики, в том числе цифровизации.

В то же время в бюджете предусмотрены существенные сокращения расходов по сравнению с предполагавшимися, включая оптимизацию на 10 процентов всех «незащищенных» статей бюджетных расходов и уменьшение на 5 процентов госпрограммы вооружений. Это неудивительно — в полной мере реализовать намечавшиеся ранее планы сейчас не может ни одна затронутая пандемией страна.

Государство делает более справедливым распределение доходов от сырьевого сектора, пересматривая налоговые льготы, — таким образом оно не только пополняет бюджет, но идет навстречу общественным настроениям. Уже много лет компании выводят свои сверхдоходы в офшоры — теперь часть этих средств будет направляться на выполнение социальных обязательств перед гражданами. Также повышен налог на дивиденды и проценты, перечисляемые из России в пользу нерезидентов. В связи с этим пересматриваются налоговые соглашения с рядом стран. С новыми правилами уже согласился Кипр, на очереди Мальта и другие государства, в которых зарегистрированы компании, управляющие российскими активами. Переговоры идут весьма жесткие — в прошлом месяце Москва даже заявила о начале процедуры расторжения соглашения с Кипром об избежании двойного налогообложения, что побудило Кипр пойти на уступки.

 

Но для многих граждан значимее другое — рост акцизов на табак, который приведет к подорожанию сигарет. В памяти тут же возникают «табачные бунты» начала 1990-х, однако это ложная аналогия, потому что бунтовали тогда совсем по другому поводу — из-за дефицита сигарет в результате плановой остановки на ремонт табачных фабрик. Сейчас ничего подобного нет — сигареты можно купить свободно, другое дело, что покупают их меньше. С 2009 по 2019 год количество курильщиков в стране уменьшилось на 17 миллионов человек — с 39 до 24 процентов. Четверть населения — это все равно немало, но социальная значимость «табачной» проблемы существенно уменьшилась.

Характерно, что премьер Мишустин заявил о необходимости серьезного и открытого диалога, в рамках которого любая инициатива правительства должна быть объяснена как парламентариям, которые будут принимать бюджетный закон, так и обществу в целом. Причем объяснение должно быть честным и неформальным: надо показать, какой именно будет получен эффект от каждой бюджетной строчки, в какие сроки и, главное, что это даст людям и стране.

Честность правительства определяется не только способностью выполнять свои обязательства и уровнем его открытости, но и степенью реалистичности прогнозов на будущее. Здесь правительство исходит из предполагаемой цены на нефть в районе 43-44 долларов за баррель. Мартовский обвал нефтяного рынка показал всю степень его неустойчивости, а мировой спрос на черное золото из-за продолжающейся пандемии восстанавливается недостаточно высокими темпами. Если цены пойдут вверх, то можно будет подумать об использовании дополнительных доходов. Но в любом случае бюджетную «трехлетку» не надо будет подвергать новому секвестру, как это было четверть века назад, когда политики давали популярные, но заведомо невыполнимые обещания.

Автор  Алексей Макаркин

Источник  lenta.ru