Четверг, 28 января 2021

Возмущенные посты пользователей Facebook под лозунгом «Нет росту внешнего долга Казахстана!» не могли не привлечь внимание к вроде бы рутинному заимствованию правительством страны займов у иностранных кредиторов для финансирования бюджетного дефицита в следующем году.

Казахстан протягивает руку к Азии

Как известно, займы на такие цели периодически привлекаются властями Казахстана, поскольку зачастую они обходятся дешевле и предоставляются на более льготных условиях по сравнению с заимствованиями на внутреннем рынке. Поскольку Казахстан выступает нетто-кредитором по отношению к другим странам, размещая за рубежом основную часть своих международных резервов, то в качестве заемщика его правительство выглядит весьма привлекательно, поэтому ссужают ему деньги международные кредиторы без особой опаски.

Правда, особняком здесь стоят отношения Казахстана с Международным валютным фондом, оказывавшим значительную поддержку нашей стране в первое десятилетие независимости, когда практически никто в мире не хотел ссужать деньги юному государству, не имевшему никакой кредитной истории. Но после того как Казахстан получил от МВФ займов примерно на весьма значительную по тем временам общую сумму в $700 млн., в 1999 году отношения между кредитором и заемщиком осложнились, так как последний перестал выполнять условия займа. Затем обязательства перед МВФ и вовсе были досрочно погашены в 2000 году, после чего сотрудничество с фондом по этой линии прекратилось.

Сейчас МВФ отсутствует в списке международных кредиторов правительства Казахстана. Лидирует же в нем Всемирный банк, которому по состоянию на 1 октября текущего года Казахстан был должен $3,5 млрд., далее в первой тройке следуют Азиатский банк развития ($1,1 млрд.) и Японское агентство международного сотрудничества – JICA ($0,4 млрд.). Но крупнейшая часть внешнего долга Казахстана приходится на выпущенные Минфином еврооблигации общей суммой $9,6 млрд., размещаемые среди широкого круга инвесторов.

До последних заимствований размер внешнего долга Казахстана был довольно стабильным. На 1 октября прошлого года его объем был на уровне в $15,2 млрд., а на эту же дату текущего года – $15,1 млрд. Это и неудивительно, поскольку к этому показателю правительство относится с особым вниманием, ибо на его динамику ориентируются в своих оценках аналитики международных финансовых институтов и рейтинговых агентств.

Поэтому можно понять обеспокоенность пользователей соцсетей двумя последними внешними займами правительства у Азиатского банка развития (АБР) и Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ) на суммы соответственно в 908,6 млн. евро и 661,8 млн. евро. Так как в долларовом эквиваленте правительство занимает почти $1,9 млрд., то его внешний долг одномоментно вырастает на 12,6% при том, что вторая волна пандемии коронавируса только начинает захлестывать Казахстан всерьез. Получается, что с помощью этих займов власти Казахстана намереваются лишь закрыть бреши в бюджете, которые пробила первая волна пандемии и вызванные ею карантинные ограничения, повлекшие серьезные потери для национальной экономики.

Кроме того, не все занимаемые немалые деньги пойдут непосредственно на борьбу с коронавирусной инфекцией. Судя по тексту соответствующих соглашений, кроме непосредственных мер по борьбе с пандемией, оператором которых выступает Минздрав, занимаемые деньги пойдут и на другие цели, включая меры по социальной защите и восстановлению занятости (этим занимается Министерство труда и социальной защиты) и меры экономического стимулирования, которые находятся в компетенции Миннацэкономики.

Примечательно, что получение этих займов заметно изменит географические приоритеты внешнего долга Казахстана. Во-первых, значительно возрастает здесь роль Китая, по инициативе которого был создан АБИИ, штаб-квартира которого находится в Пекине. Китаю же, как стране-организатору АБИИ, принадлежит и большая часть капитала последнего, – почти треть, тогда как, к примеру, у идущей второй Индии – 8,6%, а у занимающей третье место России – 6,8%.

Ранее АБИИ не значился в списке международных кредиторов Казахстана, зато теперь выходит сразу на третье место. Возглавляет этот банк китаец Цзинь Лицюнь. Хотя при создании АБИИ его учредители заверяли, что он не рассматривается в качестве потенциального конкурента МВФ, Всемирного банка и АБР, похоже, что в реальности все так и получается, раз уж и Казахстан не стал занимать на Западе деньги для борьбы с коронавирусом.

Во-вторых, с учетом того, что теперь задолженность Казахстана перед АБР практически удвоится до $2,2 млрд., а займ АБИИ в долларовом эквиваленте составляет порядка $794,2 млн. или $0,8 млрд., то, прибавив к этим величинам еще и упомянутый выше долг JICA, получим в общей сложности $3,4 млрд. А эта величина уже сравнима с долгом Казахстана перед Всемирным банком, тон в котором задают США. Правда, есть еще Европейский банк развития и реконструкции, но долг ему относительно невелик – $0,2 млрд. Так что на данный момент можно говорить о решительном долговом развороте Казахстана к Азии.

В-третьих, заметим, что в таком развороте есть вполне разумная финансовая логика. Ведь занимая деньги на Западе, казахстанское правительство зачастую получает обратно свои же деньги под проценты! Происходит это по той простой причине, что на западные страны приходится значительная часть активов сберегательного портфеля Национального фонда РК. Из отчета по фонду за прошлый год следует, что доля США в нем составила 46%, стран Еврозоны – 14,4%, Великобритании – 7,9%, Канады – 5,1%, Австралии – 4,5%. Для сравнения: на Японию приходилось 7,3%, Южную Корею – 5,5%, тогда как Китай не упоминается вообще!

Источник stanradar.com