Суббота, 31 октября 2020

Об этом рассказал Глава Ассоциации микрофинансовых организаций Ербол Омарханов.

Ербол Омарханов – свежая подборка новостей!

За первые 6 месяцев этого года объем микрокредитов, выданных МСБ, вырос на 850%, просроченная задолженность по основному долгу и начисленному вознаграждению увеличилась на 238%, озвучил в запросе на имя премьер-министра секретарь ЦК КНПК Айкын Конуров.

«У физических лиц рост микрокредитов составил около 145%, просроченная задолженность выросла на 332%. Если ранее граждане брали займы для приобретения бытовой техники, дорогостоящей одежды, различных семейных мероприятий, то в условиях ограничительных мер и после займы берутся для обслуживания прошлых кредитов, расходов на обучение, лечение, обычную одежду и питание», - сообщил Айкын Конуров.

Подобная динамика взрывного роста микрокредитования кажется удивительной, особенно в условиях карантина. Микрофинансовые компании сейчас не разбрасываются деньгами, платежеспособность клиентов снизилась и МФО стали консервативнее подходить к выдаче новых кредитов, заметил в свою очередь во время беседы с корресподентом  директор Ассоциации микрофинансовых организаций Казахстана Ербол Омарханов.

Ербол, депутат Айкын Конуров назвал, мягко говоря, удивительные цифры о трехзначном росте микрокредитования и задолженности по займам МФО. Поясните, пожалуйста, как это могло произойти.

- Да, наша ассоциация тоже оказалась удивлена, ведь, по данным Национального банка РК, по итогам II квартала текущего года портфель микрофинансовых организаций составил 355 млрд тенге, с начала этого года он увеличился на 21%. При этом доля кредитов с просрочкой по выплатам свыше 90 дней составила 7,3%. Это увеличение NPL мы связываем с тем, что ранее нерегулируемые участники кредитного рынка – онлайн-кредиторы, кредитные товарищества, ломбарды – не предоставляли информацию в Национальный банк, поскольку не были подконтрольны уполномоченному органу. В связи с тем, что в этом году данные организации должны были пройти учетную регистрацию сначала с 1 июля, но потом им срок сдвинули на 1 сентября этого года, то на сегодняшний день в реестре Национального банка находятся 226 микрофинансовых организаций. С начала года в ряды МФО вступили 35 микрокредитных организаций. Это и есть те самые ранее нерегулируемые участники рынка, которые присоединились к уже существующему сектору МФО. В связи с этим объединением статистика теперь учитывает кредитный портфель и риски этих компаний, то есть он вырос на 21%, а риск-профиль повысился до 7,3%.

Тем не менее это не те цифры, которые озвучил депутат. Ваши, которые, по сути, являются данными Нацбанка, гораздо ниже. Как так вышло?

- Не могу комментировать выступление депутата, потому что не знаю, каким источником данных он воспользовался. Но МФО практически на полгода заморозили свой кредитный портфель на период отсрочек, никто из них сейчас не разбрасывается деньгами, потому что это собственные средства МФО. Вы же не будете раздавать кому попало свои деньги, сомневаясь в том, что завтра их вернут. Это первое. Второе - МФО не могут привлекать депозиты от населения, поэтому никакой угрозы для финансовой системы Казахстана они не представляют, а рискуют собственными средствами. Кроме того, Агентство по регулированию и развитию финансового рынка приняло достаточное количество мер для того, чтобы МФО не давали кредиты тем, кто не сможет их вернуть, например, установило коэффициент долговой нагрузки заемщика и ввело другие регуляторные ограничения. То есть представление о том, что МФО налево и направо раздают кредиты, вгоняя заемщиков в долговую яму, и представляют угрозу для финансовой системы, населения, обманчиво.

Также хочу добавить, что мы получили данные Первого кредитного бюро, согласно которым доля МФО в общем кредитном портфеле банковских и небанковских организаций составляет всего 2%. С таким мизерным показателем на рынке кредитования они не могут существенно влиять на рост долговой нагрузки населения.

 Вы сказали, что после объединения вырос и риск-профиль портфеля, и NPL. После того как вы увидели эту статистику, встречались с онлайн-компаниями, чтобы обсудить ситуацию? Понятно, что у них своя профильная ассоциация, но раз уж статистика онлайнеров влияет на показатели всего сектора, то, может быть, были какие-то коллективные встречи, совещания?

- Мы бы хотели, чтобы классические МФО и организации, занимающиеся микрофинансовой деятельностью (онлайн-кредиторы, ломбарды, кредитные товарищества), с точки зрения ведения статистики разделяли. Хотя по закону все теперь работают в одном поле, концептуально деятельность микрофинансовых организаций и онлайн-компаний различается. 85% кредитного портфеля традиционных и регулируемых Нацбанком с 2016 г. МФО приходится на бизнес. Из этого показателя 40% займов выдано предприятиям промышленного сектора. В то время как онлайн-компании, ломбарды выдают краткосрочные займы на потребительские цели, а кредитные товарищества для своих участников, занятых в сфере агропромышленного комплекса.

Что касается вашего вопроса о встречах, то мы озвучивали эту тему на совещаниях. Мы понимаем, что это уже существующий факт, хотя он нам не нравится, потому что подобное смешивание не на пользу традиционному сектору микрокредитования.

Идею о разделении статистики по сектору вы уже обсудили с Национальным банком?

- Мы планируем провести встречу на эту тему. Поскольку компании, занимающиеся микрофинансированием, только вошли в реестр Нацбанка и мы недавно получили первые данные, то хотим довести до общего сведения, что рост портфеля и просроченных кредитов не связан с безрассудной выдачей кредитов. Он объясняется, во-первых, объединением всех игроков рынка, во-вторых, в период кризиса мы предоставляем отсрочки по кредитам, и финансовое положение наших заемщиков ухудшилось.

Почему, по вашему мнению, микрофинансовые компании регулярно демонизируют?

- Мы тоже крайне обеспокоены этой ситуацией. Наша задача донести до государственных органов и финансового регулятора объективную ситуацию, которая сложилась в секторе микрокредитования. Рынок небольшой, и, конечно, на нем имеются недобросовестные участники и злоупотребление правами кредиторов, это происходит в любом секторе финансового рынка, не только у МФО. И тень от их действий падает на репутацию ответственных и добросовестных игроков, занимающихся финансовой поддержкой МСБ, кредитованием сельхозпредпринимателей. Также негативное отношение связано с тем, что многие, кто затрагивают тему работы МФО, не до конца разобравшись в ней, обвиняют компании этого сектора в злоупотреблении, безрассудной выдаче займов, причастности к деятельности финансовых пирамид и т. п.

К примеру, резонансное дело весны этого года, когда стало известно, что несколько ломбардов совершали противоправные действия по созданию финансовых пирамид и обманули заемщиков, привело население к мысли, что к этому причастны МФО. Но мы не раз доказывали, что никакого отношения к подобным схемам работы не имеем. Тем не менее с таким отношением к МФО очень сложно бороться, а ведь на самом деле традиционный микрофинансовый сектор приносит большую пользу обществу и государству.

 Какие МФО на сегодняшний день входят в топ-5 участников рынка микрокредитования?

- По данным Национального банка, по итогам II квартала этого года в топ-5 МФО по размеру кредитного портфеля входят KMF (размер портфеля за вычетом резервов на обесценение составил 135,46 млрд тенге), «Тойота Файнаншл Сервисез» (59,65 млрд тенге), «ОнлайнКазФинанс» (29,37 млрд тенге) и «МК-Финанс» (12,71 млрд тенге).

Как сейчас, во время второго карантина, чувствует себя сектор?

- МФО очень аккуратно подходят к выдаче кредитов, положение самих микрофинансовых организаций на сегодняшний день сильно пошатнулось. Ситуация на рынке заставляет МФО быть более консервативными при выдаче новых кредитов.

Автор  Ксения Бондал

Источник  kapital.kz