Суббота, 08 мая 2021

Главное требование предпринимателей - возможность спокойно работать, считает Айтуар Кошмамбетов.

Айтуар Кошмамбетов возглавил палату предпринимателей Алматы | Экономика |  Селдон Новости

По данным официальной статистики, на 1 января 2021 года по Алматы число зарегистрированных юридических лиц составляло 129 297. А уже на 1 апреля их число снизилось до 127 502. Таким образом, за I квартал прекратили работу 1 795 предприятий.

«Очевидно, что больше всего пострадала категория МСБ, которая имела один основной бизнес. Зачастую именно такие предприятия зависят от ежедневного дохода. При этом, если официальные показатели безработицы повысились не так сильно, то по неофициальным данным, мы считаем, цифры критические», - отмечает директор Палаты предпринимателей «Атамекен» Алматы Айтуар Кошмамбетов.

В интервью  он рассказал о том, насколько целесообразно было вводить жесткие ограничительные меры в отношении МСБ, сколько времени понадобится бизнесу, чтобы войти в доковидную колею, и как будет меняться рынок услуг.

 Айтуар, по вашим данным, на какие виды деятельности пришелся наибольший удар во время ужесточения карантинных мер? Многим ли компаниям удалось переформатировать свой бизнес?

- Конечно, наибольший удар пришелся по тем видам деятельности, которые вообще не работали во время локдауна. В первую очередь это внешний туризм, он просел практически на 90%. Из тех предприятий, которые остановили полностью свою деятельность, пока неизвестно, сколько откроется в будущем. То же самое происходит с организаторами спортивных, концертных и других массовых мероприятий. Сегодняшняя ситуация сложная для всей индустрии развлечений, ведь отрасль культуры полностью перейти в онлайн не может, поэтому, мы думаем, что в будущем, даже после снятия всех ограничений, многим потребуется помощь государства.

На 22% просела транспортная отрасль из-за того, что сократились пассажирские, междугородние перевозки, авиа- ж/д- сообщение. Торговля упала на 11%. Но в целом по торговле прогноз неплохой, так как за ней сохраняется эффект отложенного спроса.

А вот в сфере услуг мы наоборот наблюдаем тенденцию к снижению, это связано в основном с тем, что изменились потребности людей. Например, если взять кинотеатры и сравнить прошлогодний период до пандемии, январь-февраль, который обычно считается мертвым сезоном, с периодом, когда работа кинотеатров была частично разрешена, мы отмечали снижение потребительского спроса на 60-70%. Зато в разы вырос спрос на такие иностранные онлайн-кинопродукты, как Netflix.

Тем временем прогнозировать, в каком ракурсе будут развиваться события по кинотеатрам - пока сложно. Вы знаете, они получили колоссальные убытки, им пришлось полностью распустить персонал. К тому же у кинотеатров есть определенные обязательства с крупными мировыми компаниями, которые предоставляют кинофильмы, многие из них были вынуждены расторгнуть контракты. Сейчас кинотеатры вошли в проект ASHYQ, и до конца апреля мы рассчитываем, что все объекты откроются в Алматы.

Однако надо понимать, что кинотеатр - выгодный формат именно в рамках торговых центров. И, видимо, ТРЦ теперь нужно тоже переформатировать бизнес, искать новые пути развития, снижать арендную ставку. Это мировые тренды.

То же самое и с фудкортами. По сравнению с обычной точкой общепита это более маржинальный бизнес, но из-за того, что ТРЦ были закрыты, им приходилось работать на вывоз и доставку. Это говорит о том, что рынок трансформируется. Те точки общепита – рестораны и кафе, которые переформатировались на доставку быстрой еды, фастфуда, увеличили спрос практически в 2,5 раза.

Определенный рост показателей по очевидным причинам зафиксирован в таких сферах, как финансовая, страховая деятельность, недвижимое имущество, связь и здравоохранение.

По вашей оценке, насколько эффективны те меры поддержки, которые сейчас реализуются и утверждаются?

- Конечно, наши антикризисные меры несопоставимы с теми, что принимаются в развитых странах, например, в США или Германии. Но если вспомнить, что в прошлом году в нашей стране предпринимателям была предоставлена отсрочка по кредитам, налоговым платежам, выплачивалась компенсация в размере минимальной заработной платы, также некоторые послабления касались арендных платежей, то это тоже немало.

В текущем году утвержден новый пакет из 24 мер, который, по нашим ожиданиям, должен положительно повлиять как на МСБ, так и на крупный бизнес. Но если жесткие ограничения для работы бизнеса продолжатся, то мы со своей стороны на уровне города инициируем дополнительные меры поддержки. Сегодня мы разработали пакет региональных мер в виде предложения для местных исполнительных органов. Самая основная из них - это прямое финансирование пострадавших предпринимателей.

Если вы помните, в начале месяца председатель регионального совета Палаты предпринимателей Алматы Максим Барышев выступал с обращением к властям о возмещении потерь 50 тыс. предприятиям, наиболее пострадавшим от ужесточения карантинных мер. По нашей оценке, остались без работы в общей сложности 250 тыс. человек. Мы рассчитали примерную стоимость компенсаций предпринимателям, исходя из их налоговых отчислений и оборотов по кассовому аппарату за последний месяц работы и получили сумму в размере 2 млрд тенге в день. То есть за основу расчета мы взяли объективные факторы, которые показывают, как предприниматели работают в «белую». Но это грубый расчет, на самом деле бизнес несет гораздо больше убытков, учитывая и мультипликативный эффект от всей этой ситуации.

Вообще, наш основной месседж состоит в том, чтобы бизнес выходил из тени, платил налоги и официально трудоустраивал своих работников. Только в этом случае у предпринимателей будет возможность компенсировать определенные риски.

Вы считаете, бюджет города потянул бы такую сумму?

- 2 млрд тенге в день, конечно, неподъемная сумма для бюджета, тем более если сложить в общей сложности каждый день простоя предприятий. Наверное, это и повлияло на принятие решения властей - смягчить карантин, а не выплачивать сумму из бюджета. Но все-таки главное требование предпринимателей - не компенсация затрат, а возможность спокойно работать.

А вообще, на ваш взгляд, насколько целесообразно было введение жестких ограничительных мер для работы МСБ, ведь, как показало время, надежд санврачей, по крайней мере Алматы, они не оправдали?…

- Казахстан идет не своим индивидуальным путем - мы видим, что во всем мире применяются определенные ограничения в отношении бизнеса - это меры, рекомендованные Всемирной организацией здравоохранения. Последнее время Алматы находится в "красной" зоне, которая предусматривает достаточно жесткие требования. Это придумали не местные власти, есть на то определенные объективные указания из центра.

Да, в действиях наших санврачей были некоторые переборы, но понимая, что применяемые меры не влияют на снижение темпов заражаемости населения, власти приняли радикальное решение в начале апреля об их смягчении. Думаю, на это повлиял и наш диалог с исполнительными органами города, которые поняли, насколько масштабна проблема, и пошли на послабления.

В результате большой пласт бизнеса был допущен к работе - торговые центры, рынки, объекты общественного питания. Некоторые ужесточения, понятно, еще остаются, но по крайней мере текущая ситуация позволяет бизнесу обеспечивать рабочие места и платить зарплату, для нас это очень важно.

Я бы отметил, что санитарные врачи сейчас идут на диалог, каждое их постановление мы обсуждаем с бизнесом в онлайн-формате, где каждый предприниматель может высказать свое мнение. Например, республиканский санврач прописал требование о том, что 80% работников должны уходить на удаленную работу в "красной" зоне. Мы объяснили Бекшину, что в наших реалиях такое требование невозможно применять по отношению к промышленным предприятиям – во-первых, они априори соблюдают все меры безопасности, в том числе санитарные, во-вторых, у них налажена производственная цепочка. В результате этих переговоров наши производственники смогли сохранить работу. В других регионах, к сожалению, не так.

На самом деле все те вещи, которые сейчас приняты, это в какой-то степени найденный компромисс в результате диалога. Как и то, что объектам общественного питания разрешили открыть летники, это была их просьба.

Но им ограничили часы работы… Как будто у коронавируса есть какие-то временные рамки…

- Недавно депутаты тоже поднимали этот вопрос: неужели после десяти часов коронавирус просыпается. Конечно, нет. Но считается, что чем дольше объект находится открытым, тем больше людей туда может прийти, забывая обо всех мерах ограничений. По этой же причине запрещены ночные клубы, караоке, банкеты, именно там происходит тесный контакт, и вероятность заразиться увеличивается.

Тогда, запрещая работу одних заведений, например косметологических и маникюрных салонов, логично ли было разрешать работать другим, похожим объектам - парикмахерским?

- Да, здесь мы тоже объяснили санитарному врачу, что даже если запрещать деятельность отдельных видов салонов красоты, то все равно маникюрщицы будут принимать клиентов на дому, контактировать с ними, но уже в тени, там, где их вообще невозможно контролировать. Поэтому мы тоже выступили с предложением их открыть.

Цель запретов – благая, но наше население всегда ищет пути обхода.

А предприниматели согласны со всеми компромиссами?

- Конечно, нет, они хотят только полного открытия. Но вы видите, что сегодня в Алматы ежедневный прирост заболеваемости составляет больше 600 человек, это тревожный звонок. Надеюсь, что каждый предприниматель понимает всю серьезность. Пока мы видим только два пути решения – это массовая вакцинация и проект ASHYQ, который сегодня успешно реализуется.

 Вы думаете, приложение ASHYQ поможет снизить вероятность заражения? Ведь человек может болеть коронавирусом, но при этом не обращаться к врачам и не сдавать ПЦР

- Если кто-то болеет и не сдал ПЦР, то это невозможно определить никак, никакое приложение это сделать не сможет. ASHYQ позволяет выявлять только тех, кто сдал ПЦР и у кого он положительный. И кстати, таких выявлено уже немало, только в Алматы - больше 300 человек. Из них даже есть такие, которые за один день пытались посетить несколько разных мест. Безусловно, все они привлечены к административной ответственности. Кто-то говорит, что такой подход якобы ограничивает права граждан. Но надо понимать, что права одного гражданина заканчиваются там, где начинаются права других. То есть никто не может делать абсолютно все, что пожелает, и говорить, что это его право.

На наш взгляд, ASHYQ – сейчас это реальный фильтр, который в первую очередь способен обезопасить самих сотрудников заведений, во-вторых – их клиентов. На сегодняшний день из тех механизмов, что мы имеем, он самый эффективный. В дальнейшем планируется вносить в базу ASHYQ еще и тех, кто вакцинировался.

Некоторые ТРЦ, которые формально зарегистрированы на территории области, но расположены практически в черте города, работали без усиления карантинных мер в марте. Соответственно многие алматинцы могли беспрепятственно туда поехать и провести время. Насколько такая ситуация предполагает скоординированную работу властей прилегающих регионов?

- Вообще, этот вопрос мы также поднимали. Максим Барышев, выступая перед общественностью, тоже говорил, что мы не должны воспринимать Алматы как отдельный субъект, потому что сосуществуем в агломерации. Тем более что многие граждане приезжают в город на работу из регионов, того же Талгара или Каскелена. Поэтому был создан совет агломерации с участием премьер-министра страны, на котором приняли решение координировать действия двух санврачей, особенно в части близлежащих районов области с городом. После чего те областные ТРЦ, которые работали, были на тот момент закрыты. Аналогичная проблема возникала с вакцинацией – предполагалось, что в Алматы должны вакцинироваться только те, кто здесь прописан. Со своей стороны мы высказали свою точку зрения, что это неправильно, потому что в нашем городе находятся больше миллиона людей, которые прописаны в других регионах. Из-за этого мы обязаны предоставить возможность равного доступа всем желающим вакцинироваться, соответственно это должно учитываться при распределении количества вакцин, то есть в дальнейшем корректироваться с учетом взаимозачета между Алматы и областью.

Лучше смягчить карантин, чем выплачивать из бюджета? 720203 - Kapital.kz

По вашим прогнозам, сколько времени понадобится бизнесу, чтобы войти в доковидную колею?

По самым оптимистичным прогнозам, на восстановление уйдет как минимум от 3-5 лет. Следовательно, по пессимистичным - еще больше.

Но я бы сказал, что у правительства и акиматов сейчас есть хороший шанс, чтобы сконцентрироваться на развитии местного производства, импортозамещении. В период карантина мы столкнулись с тем, что не могли завезти определенные продукты из-за рубежа. Поэтому, если в ближайшей перспективе нам удастся насытить свой рынок необходимой продукцией по хорошей цене, то это в дальнейшем позитивно повлияет и на развитие других направлений экономики.

Вы сказали, что рынок сегодня меняется, означает ли это, что скоро появятся новые виды бизнеса и ниши?

- Безусловно. Например, сейчас в Турции, когда люди ограничены в передвижении, набирает популярность такой формат бизнеса, как коливинг. Это в своем роде некоторое сочетание гостиницы с коворкингом, когда человек живет и работает в одном месте. Я думаю, что у нас в Казахстане такое направление тоже будет развиваться.

Вы знаете, что на Западе уже давно распространена шеринг-экономика, которая предполагает совместное повременное пользование автомобилями, домами и т.д. Сегодня и мы уже можем пользоваться повременно самокатами, велосипедами. В будущем, я уверен, аналогично можно будет брать в аренду и квартиру, и машину, и все что угодно.

Также будет совершенствоваться все, что касается онлайн-сервисов или продуктов. Если сейчас купленный в интернет-магазине товар доставляют нам в течение суток-двух, то увидите, что буквально до конца года это станет возможным в течение часа. И мы к этому тоже привыкнем. То есть все виды онлайн-услуг будут прогрессировать. Соответственно ИТ-отрасль продолжит расти.

Кроме того, люди сейчас могут зарабатывать, монетизировать сами свое творчество, например, в тех же социальных сетях, причем не применяя каких-то больших затрат или усилий.

Креативная экономика сейчас становится все более доступной – если у человека есть таланты, он может за один день стать знаменитым.

Наверное, в сфере общепита тоже будет масштабный передел. Люди понимают, что ресторан это уже не место для досуга, поэтому они заказывают домой еду, а не атмосферу. Таким образом, акцент смещается на качество продуктов. Все меньше будет становиться кафе и ресторанов, которые вкладывают значительные ресурсы в интерьер или дизайн.

Автор Меруерт Сарсенова

Источник kapital.kz