Понедельник, 14 июня 2021

Построив фабрику Tesla в Китае меньше чем за год, Илон Маск оптимистично рассчитывал повторить успех в Германии. Однако на его пути оказались защитники летучих мышей и деревьев, неразорвавшиеся бомбы Второй мировой и строгое законодательство. Стоила ли надпись «Сделано в Германии» этой головной боли и ​повторит ли первый завод Tesla в Европе судьбу берлинского аэропорта, открытие которого откладывалось почти 10 лет?

Губернаторы нескольких регионов РФ предложили Илону Маску место под фабрику  Tesla - Газета.Ru

В ноябре 2019 года настал момент триумфа Tesla. В то время Илон Маск F объявил о скором открытии огромного завода для сборки электромобилей в Германии, самом сердце европейского автопрома. Акции компании из Кремниевой долины стремительно дорожали благодаря начавшейся череде прибыльных кварталов и, что еще важнее, быстрого успеха с шанхайской гигафабрикой, которая готовилась приступить к выпуску седанов Model 3 спустя всего 11 месяцев после закладки первого камня.

Окрыленный таким успехом и сделкой по продаже квот по выбросам углерода с Fiat Chrysler, Илон Маск рассчитывал повторить сценарий в лесах немецкой общины Грюнхайде в 38 км к востоку от Берлина, где он задумал построить новый завод за $4,9 млрд (€4 млрд). «Темпы, которыми мы соорудим берлинскую гигафабрику, кажутся невероятными», ― писал Маск в Twitter в июле 2020 года. Но что-то пошло не так.

Строительство здания фабрики сейчас близится к завершению, но вполне вероятно, что выпуск электромобилей Model Y, который планировали запустить с 1 июля, начнется только в 2022 году или позже, — все зависит от согласования по части экологического соответствия со стороны властей земли Бранденбург. Для Tesla путь к производству оказался гораздо тернистее, чем рассчитывал Маск. Компании пришлось убрать с территории неразорвавшиеся снаряды времен Второй мировой войны, а также столкнуться с ярой оппозицией в лице экоактивистов, недовольных вырубкой десятков гектаров деревьев, колоссальными объемами воды, необходимой для эксплуатации фабрики, и уничтожением мест обитания летучих мышей и других животных. Строительство завода также заинтересовало крупнейший профсоюз Германии IG Metall: проект попал под пристальное внимание из-за возможных нарушений трудового законодательства. К тому же компании Маска грозит штраф за установку канализационных труб в обход необходимых разрешений.

«Еще несколько недель назад казалось, что дела с новым объектом Tesla идут неплохо. Но за фасадом может скрываться совсем иная реальность», ― говорит Маттиас Шмидт, независимый аналитик автомобильного рынка из Германии. По его мнению, ход строительства гигафабрики схож с историей нового берлинского аэропорта ― транспортный узел соорудили довольно быстро, но его открытие откладывали почти десять лет из-за трудностей с согласованием на ввод в эксплуатацию со стороны властей. «Это не значит, что та же ситуация ждет Tesla. Но от завода рукой подать до того самого аэропорта, который все-таки начал работу в прошлом году, ― отмечает Шмидт. ― Это лишь яркое свидетельство того, что в бюрократическом аду Германии не все так просто».

Подобные задержки могут осложнить попытки Маска, стремящегося занять место на прибыльном европейском рынке, опередить активно развивающихся конкурентов, особенно немецких производителей вроде Volkswagen, Daimler и BMW. Возможно, Tesla и является самым дорогим автоконцерном в мире, но ей еще далеко до статуса крупного автопроизводителя. Компания Маска располагает лишь малой толикой от производственных мощностей автомобильных гигантов из Германии, США, Японии и Южной Кореи и поставляет клиентам немногим меньше 500 000 единиц транспорта в год, тогда как с конвейеров того же Volkswagen ежегодно сходят 9,3 млн автомобилей. Открытие завода в Китае радикально помогло увеличить производство, но без гигафабрики под Берлином и еще одного строящегося завода в Техасе Tesla не сможет достичь давней цели Маска по выпуску миллионов электромобилей в год.

 

«Справившись с фабрикой в Шанхае, они, видимо, просчитались с тем, насколько быстро можно наладить производство в Берлине и не полностью учли значительные различия в нормах законодательства и охраны окружающей среды», ― полагает Гарретт Нельсон, старший аналитик по ценным бумагам в инвестиционной фирме CFRA Research. По его словам, строительство проходило в условиях логистических неурядиц и проблем с поставками из-за пандемии коронавируса: «В Tesla делают все возможное, чтобы придерживаться планов, но в действительности изготовление первых партий машин может отодвинуться на начало 2022 года».

Сама Tesla не подтверждает сообщения о том, что Маск согласился отложить открытие завода на шесть месяцев. В конце апреля в ходе конференц-колла по результатам квартала предприниматель заверил инвесторов и аналитиков, что «и в Техасе, и в Берлине дела продвигаются хорошо».

«Мы ожидаем запуск первичного ограниченного производства на этих фабриках в текущем году и начало массового производства в Техасе и Берлине в следующем году», ― заявил Маск инвесторам. Однако 17 мая в ходе внезапного визита на строительную площадку в Грюнхайде миллиардер в беседе с журналистами признал: «По-моему, бюрократии могло быть и поменьше. Так было бы лучше». «Должен быть какой-нибудь активный процесс отмены правил. Иначе со временем их станет так много, что уже ничего нельзя будет сделать», — заявил Маск (цитата по Reuters).

Аналитики уже скорректировали свои прогнозы с учетом ожидаемого замедления темпов строительства. «История с гигафабрикой под Берлином ― про начало 2022 года, ― уверен Дэн Айвз, эксперт рынка ценных бумаг в инвестиционной компании Wedbush. ― Учитывая волокиту с документами в Европе, со сроками пока мало что понятно, но к марту 2022-го завод уже должен запуститься, иначе будет отставание по выпуску продукции».

Роль Германии как автопроизводителя мирового уровня с сильной базой поставки запчастей и внушительной репутацией в проектировании привлекла Маска и заставила его отказаться от других вариантов для европейского завода, которые он рассматривал. Сначала Маск думал о Великобритании, однако неопределенность с выходом страны из Евросоюза в конечном счете оказалась фактором слишком высокого риска. Помимо продажи машин в Германии, Tesla заходила на рынок страны в 2016-м, когда приобрела предприятие-проектировщика Grohmann Engineering, под крылом нового руководства переименованное в Tesla Grohmann Automation. Шанс помериться силами с немецкими автогигантами на их собственной земле, ― а они сейчас тоже решительно нацелились на сокращение отставания от Tesla в сфере электротранспорта, ― тоже давало американской компании несколько очков сверху. В 2019 году, когда о проекте было объявлено, немецкий министр финансов Петер Альтмайер заявил, что решение Tesla «построить ультрасовременную фабрику в Германии ― это еще одно свидетельство привлекательности страны в качестве базы для производства автомобилей».

Шмидт считает, что из-за всех сопутствующих проблем Маск, должно быть, уже «раздумывает, стоила ли того надпись «Сделано в Германии» на днище каждой модели, сходящей с конвейера».

Грюнхайде находится на территории бывшей Восточной Германии, которая спустя 30 лет после воссоединения все еще остается более бедной, чем остальная часть страны. Местных политиков крайне воодушевили перспективы проекта, который создаст тысячи рабочих мест и сделает район престижным. «Благодаря проекту Tesla Грюнхайде стал важным местом на карте, и теперь весь регион может рассчитывать на новые возможности развития», ― говорила Deutsche Welle Памела Айхман, председатель муниципального совета Грюнхайде.

И хотя местные власти полностью поддерживают инициативу, хватает и тех, кто от нее не в восторге. Завод занимает 300 га между шоссе A10 и железнодорожной станцией Фангшлойзе, а еще находится в нескольких километрах от природного заповедника «Лекницталь» («зеленая пустошь». — нем.), имеющего статус охраняемого объекта с 1984 года и зарегистрированного как особая зона обитания животных и растений с 1998-го.

Так что вырубка больше 170 га леса при подготовке участка для гигафабрики стала не лучшим началом проекта, особенно для компании, утверждающей, что она стремится «ускорить переход мира к устойчивым видам энергии».

В начале прошлого года экоактивисты временно заблокировали эти работы, но Tesla через суд добилась разрешения вырубить сначала 92 га, а потом еще 82,8 га. Маск в Twitter приуменьшал качество вырубленных деревьев, настаивая, что «это не природный лес ― его посадили для производства картона, и лишь небольшая его часть будет использована» для берлинской гигафабрики. Компания также обязалась высадить втрое больше деревьев взамен срубленных, хотя ученые предупреждают, что стратегия с посадкой новых растений не столь эффективна, как сохранение уже существующих. Помимо этого, местные экологические объединения обеспокоились тем, что вырубка леса навредит обитающим в нем животным. В рамках подготовки площадки в Грюнхайде предполагалось перемещение местных колоний летучих мышей и муравьев, а также выемка семи неразорвавшихся снарядов, сброшенных американцами во время Второй мировой войны.

Защитников окружающей среды беспокоят также объем воды, которая потребуется заводу, и его влияние на район. «Большая часть земли под фабрикой относится к охраняемой зоне питьевого водоснабжения и рядом с объектом расположены две охраняемые природные зоны, которые очень чувствительны к изменениям уровня грунтовых вод», — говорит Кристиана Шредер, управляющий директор бранденбургского филиала Объединения по охране природы и биологического разнообразия, одной из старейших и крупнейших некоммерческих организаций Германии по защите окружающей среды и главного противника гигафабрики.

Хуже того, Tesla не поладила с муниципальным управлением водными ресурсами, которое обнаружило установленный без разрешения водопровод. Как сообщили Forbes USA в бранденбургском министерстве сельского хозяйства и охраны окружающей среды и климата, 12 апреля после недолгой приостановки работ компании разрешили продолжить строительство, однако ей по-прежнему грозит штраф. Источники сообщают, что в отдельном порядке муниципальный офис по охране труда и другие ведомства начали проверку, нарушала ли Tesla правила по минимальной оплате, условиям труда, часам работы и размещению сотрудников в ходе строительства завода.

Заводу не позволят начать работу, пока не будут получены все необходимые разрешения, и процесс может сильно затянуться, предупреждает Шмидт.

Планы сооружения гигафабрики поначалу приветствовал крупнейший профсоюз в Германии IG Metall, объединяющий 2,2 млн участников. Он хочет представлять интересы работников инженерного подразделения Tesla в стране. Профсоюз уже пытался привлечь в свои ряди работников Tesla Grohmann Automation, но компания воспрепятствовала этому, повысив зарплаты. В этом месяце руководитель объединения Йерг Хофман рассказал Reuters, что профсоюз намерен учредить совет рабочих и заниматься привлечением будущих сотрудников берлинской гигафабрики.

Для недолюбливающего профсоюзы Маска это сродни проклятью. В Калифорнии он делает все возможное, чтобы не допустить профсоюз United Auto Workers к своему заводу во Фремонте. Национальный совет по трудовым отношениям (National Labor Relations Board) обнаружил, что Tesla занимается недобросовестными трудовыми практиками, в том числе допрашивает во Фремонте работников, подозреваемых в призывах к участию в профсоюзной деятельности. В марте суд обязал Маска удалить твит 2018 года с призывом не становиться членом United Auto Workers. На момент публикации запись никуда не делась.

Сейчас IG Metall ожидает подробностей о работе фабрики в Грюнхайде, включая намерение Tesla установить круглосуточный режим работы в три смены, как это реализовано в США и Китае, и соблюдать правила Германии в сфере заработной платы и условий труда. Региональный руководитель профсоюза Биргит Дитце подчеркивает: «Мы даем компании кредит доверия по поводу того, какими будут стандарты трудовой деятельности в долгосрочной перспективе».

Из-за феноменально быстрого запуска фабрики в Китае Tesla стала слишком спешить в Германии, полагает аналитик автомобильной отрасли Китая (и по совместительству владелец электромобиля Tesla) Майкл Данн, консалтинговое агентство которого сотрудничает с производителями автомобилей и запчастей по всей Азии.

«Мне кажется, они в Tesla рассуждали как-то так: «В Китае регулирование, лицензирование и государственное вмешательство практически на каждом шагу, но мы со всем этим разобрались меньше чем за год. Подавайте нам скорее Берлин!»

По словам эксперта, путь Tesla на китайский рынок облегчили близкие к правительству влиятельные союзники компании, однако в Германии такое не пройдет: «В одном случае ― демократия, а в другом ― нет. В Китае все целиком зависит от прихоти властей. И в отличие от Германии там нет института общественного мнения».

 Patrick Pleul / picture alliance via Getty Images

В Германии организации вроде Объединения по охране природы и биологического разнообразия имеют возможность высказывать свое недовольство. Шредер поделилась с Forbes USA тем, что группа обсуждала свои соображения с Tesla, но компания прислушалась только к некоторым пожеланиям, выполнить которые легче всего. «Думаю, Илон Маск больше озабочен собственным бизнесом и новыми технологиями, а не предотвращением климатических изменений, ― рассуждает экоактивистка. ― Он видит хорошую возможность продавать свои изобретения как «часть решения», но не понимает, что попутно создает новые проблемы».

Если задуматься, то Маск добился бы больших успехов, реши он построить завод в какой-нибудь другой стране Евросоюза, полагает Шмидт. «Наверное, они уже начинают задумываться о том, что, возможно, стоило взглянуть на несколько километров восточнее за границу с Польшей или Чехией, где дела продвигались бы гораздо бодрее, ― допускает аналитик. ― Неспроста же Porsche стали выпускать одну из своих самых прибыльных моделей, кроссовер Cayenne, в Словакии!»

Автор Ален Онсмен, София Лотто Персио

Источник forbes.ru