Четверг, 18 августа 2022

В декабре компания Дональда Трампа, запускающая в начале 2022 года социальную сеть Truth Social, привлекла $1 млрд от инвесторов до запланированного выхода на биржу. Ни один из участвовавших в этом инвесторов не раскрыл свою личность. Forbes USA рассказывает, какие ловушки поджидают инвесторов-любителей, которые захотят вложиться в новую компанию Трампа, и почему они могут лишиться целого состояния.

Trump lanza su red social para competir con Facebook y Twitter - AS.com

В декабре новая компания Дональда Трампа, готовящаяся запустить конкурента Twitter, выступила с несколькими громкими заявлениями. Во-первых, фирма сообщила о том, что подписала соглашения на привлечение капитала в размере $1 млрд. Во-вторых, признала, что в ее отношении ведется расследование со стороны Комиссии по ценным бумагам и биржам США (SEC). В-третьих, анонсировала скорый приход на должность генерального директора Девина Нуньеса, преданного союзника Трампа в Палате представителей, который ради нового поста покинет Конгресс.

Инвесторы отреагировали с некоторой опаской, но больше с энтузиазмом. 6 декабря стоимость акций понизилась на 3% ― вероятно, в ответ на новость о расследовании SEC, провести которое регулятору предложила сенатор Элизабет Уоррен. На следующий день акции подскочили на 17%, поскольку поклонники Трампа, казалось, вовсю сосредоточились на привлечении финансирования и новом кадровом решении. «Уйди, Покахонтас! ― написал один из них в Twitter, используя прозвище, которое Трамп дал сенатору. ― Ты здесь бессильна!» На следующий день после этого акции взлетели еще на 28%, но затем постепенно подешевели до текущей отметки $51. В целом с момента объявления акции выросли в цене на 13%.

Набивающие цену инвесторы-любители не понимают, во что вкладываются. Разумеется, они осознают, что инвестируют средства в SPAC (специально учрежденную для IPO компанию). Но трейдеры по-прежнему не могут приобрести акции основной компании Трампа, Trump Media & Technology Group. Вместо этого им приходится покупать ценные бумаги в SPAC-фирме, по сути представляющей собой денежный сейф, с расчетом на то, что она сольется с группой Трампа и таким образом обеспечит им долю в объединенной организации. Однако они понятия не имеют, сколько в новой компании будет выпущено акций после слияния, то есть даже не знают, какую на самом деле приобретают процентную долю от общего объема активов.

У SPAC-фирм часто есть нюансы и сюрпризы, которые могут навредить непрофессиональным инвесторам, но фирма Трампа таит в себе дополнительные ловушки. В результате слияния текущие владельцы Trump Media & Technology Group получат от 86 млн до 126 млн акций. Кроме того, институциональные инвесторы, согласившиеся вложить в специальную фирму $1 млрд, получат от 30 млн до 100 млн акций. В совокупности это значит, что активы компании могут включать как минимум 110 млн акций. Это плохая новость для мелких акционеров. Если акции будут пользоваться популярностью, больше получат нынешние владельцы бизнеса Трампа. Если же ценные бумаги покажут плохой результат, то больше получат инвесторы с большими деньгами. Вне зависимости от тенденции активы акционеров-дилетантов окажутся разводненными, то есть они останутся с ощутимо меньшей долей объединенной компании.

Тем не менее акции расхватывают весьма бодро: кажется, энтузиазм трейдеров подстегивается не столько финансовым расчетом, сколько политической подоплекой. «Это не просто SPAC, ― написал один из инвесторов в Twitter. ― Это все ради того, чтобы вернуть нам свободу слова. Если кому и под силу прижать игроков на понижение, то только патриотам».

Но может оказаться так, что эти самопровозглашенные патриоты собственноручно лишают себя целого состояния.

В начале декабря, пока фанаты Трампа толпились на биржах в надежде купить кусочек его SPAC-фирмы по $45 за акцию, отдельная группа инвесторов заключала секретную сделку на миллиарды долларов, которая позволит им вложиться с внушительной скидкой. Личности тех счастливчиков остаются в тайне, но кое-что мы все-таки узнали. Всего их 36, и в это число входят банки, страховые компании, зарегистрированные инвестиционные фирмы, инвестиционные консультанты и частные лица с активами на сумму не менее $50 млн. Для простоты будем называть их «китами».

На первый взгляд, их появление — добрый знак для всех. Содержать социальные сети ― довольно дорогое удовольствие. Например, Twitter в уходящем году выделил на капитальные расходы $900-950 млн. Прежде чем вложить в новую компанию $1 млрд инвестиций согласились «киты», группа Трампа рассчитывала получить от слияния со SPAC-фирмой приблизительно $280 млн. «Деньги в никуда», как говорит биржевой аналитик Марк Згутович из Rosenblatt Securities. Новые средства должны повысить шансы Трампа и его соратников на создание успешного конкурента.

Инвесторов-любителей новость обрадовала, и курс акций SPAC-фирмы вырос ― а вслед за ним и предполагаемая стоимость всего бизнеса. До объявления акционеры организации владели ценными бумагами на сумму $1,9 млрд. Теперь же, после повышения капитализации на $240 млн, общая стоимость компании-пустышки составляет $2,1 млрд. По завершении слияния владельцы Trump Media & Technology Group получат приблизительно 86 млн акций. Раньше это было эквивалентно $3,9 млрд, но сейчас показатель стремится к $4,3 млрд. Если курс останется на уровне $51, эта же группа получит 40 млн акций сверху, которые сейчас стоят еще $2 млрд. Кроме того, только что вложившиеся «киты», вполне вероятно, получат активы на $1,7 млрд.

Стоит лишь сложить все вместе ― акции SPAC-фирмы, гарантии, сумму, которую получит группа Трампа, и ценные бумаги для новых инвесторов ― и оказывается, что совокупный бизнес теперь подорожал до $10,2 млрд (исходя из текущей отпускной цены). До того, как о секретной сделке узнала широкая общественность, его капитализация была ниже и достигала $7,5 млрд. Трансформация $1 млрд инвестиций в $2,6 млрд акционерного капитала была ловким трюком. Но проблема заключается в том, что выгода здесь крайне нестабильна.

Когда дела в корпоративной среде идут в гору, в наибольшем выигрыше оказываются зачастую лица внутри компании: сотрудники получают премии, генеральные директора ― выплаты в виде ценных бумаг, а инвесторы ― валовую прибыль за вычетом эксплуатационных расходов. В зависимости от суммы таких поощрений отдельные случаи порой вызывают недоумение. Например, кому-то может не понравиться, что в данной ситуации многомиллионные выплаты будут полагаться владельцам группы Трампа. Тем не менее, теоретически это все же не противоречит логике того, что лица, вовлеченные в развитие компании самым непосредственном образом, получают за хорошие показатели более щедрую награду, нежели остальные.

С другой стороны, совсем нелогично то, как кому-то платят за плохие показатели. К сожалению, для вкладывающихся в SPAC-фирму Трампа инвесторов-непрофессионалов такой поворот событий «киты» вниманием тоже не обошли. Они не только добились скидки на приобретение акций, но и выбили себе такие условия соглашения, при которых в случае падения курса им обеспечивается защита за счет всех остальных.

Вот как все устроено. Изначально «киты» получат сумму, эквивалентную 29,8 млн акций. Но если стоимость активов понизится, то количество акций, которые они получат, увеличится. Изменения происходят синхронно, так что пока курс ценных бумаг остается в пределах от $16,67 до $56, на долю китов будет приходиться $1,67 млрд. А поскольку они вложили всего $1 млрд, это значит, что за свои деньги им нужно получить прибыль порядка 67%. Если цена акций улетит выше $56, то прибыль и у них, и у всех остальных тоже вырастет.

Однако с подобным приростом капитала крупные инвесторы, возможно, захотят сразу же обналичить активы. Но, как писал в этом месяце в своей колонке издания Bloomberg аналитик Мэтт Левайн, если они выставят на продажу все разом, из-за такого огромного количества выброшенных на рынок акций курс может обвалиться. Это повлечет за собой обесценивание инвестиций мелких акционеров, но не сильно навредит «китам». В конце концов, если курс упадет, последние получат еще больше акций, чтобы компенсировать снижение цены. Потом они смогут избавиться и от новых активов, что спровоцирует еще одно обрушение их стоимости.

«Будь это обычная компания, ― объясняет Майкл Олрог, преподаватель юридического факультета Нью-Йоркского университета, изучающий SPAC-инструменты, ― и скажи они: «Мы даем деньги, а вот ― условия, которые мы готовы обеспечить нашим новым инвесторам» ― это был бы чудовищный шаг, и цена акций определенно сразу пошла бы вниз».

А что о получении столь благоприятных условий в рамках сделки Трампа говорят те, у кого есть большие деньги? Их комментарии получить не удастся, поскольку конкретные личности неизвестны. Но если бы их можно было спросить, они, наверное, отметили бы, что им есть чем рисковать — и это действительно так. Если стоимость ценных бумаг упадет ниже $16,67, прибыль в размере 67% гарантирована не будет, а если пробьет отметку ниже $10, то и вовсе обернется убытками. Тем не менее сейчас это кажется маловероятной перспективой, ведь фанаты Трампа скупают акции по цене в пять раз выше. Иными словами, «китам» ничего не грозит.

То же относится и к тем, кто организовал этот спектакль. Патрик Орландо, который помог учредить SPAC-фирму, руководит компанией, вложившей в новый бизнес $11 млн и закрепившей за собой право на 6,6 млн акций. Последнее соглашение теоретически поставило бы эти активы под угрозу, как и все, что принадлежит простым индивидуальным трейдерам. Но для Орландо и некоторых других инвесторов мелким шрифтом прописано особое условие, по которому в рамках сделки им дополнительно дается 744 000 акций и гарантий на сумму около $50 млн. В общей сложности сейчас Орландо (на обращения Forbes он не ответил) контролирует активы на сумму порядка $380 млн. Неплохо для вложения, которое обошлось всего в $11 млн.

EF Hutton, подразделение Benchmark Investments, задействованное в качестве консультанта и агента по поиску инвесторов, тоже заняло чрезвычайно выгодную позицию. Совместно с двумя другими организациями компания помогла SPAC-фирме привлечь начальный капитал за вознаграждение в виде $10 млн и 144 000 акций. После того, как агент помог с новыми инвестициями на $1 млрд, компания получит еще $25 млн, и таким образом совокупный заработок составит $42 млн.

Владельцы Trump Media & Technology Group, в число которых, по некоторым данным, входит и сам бывший президент Соединенных Штатов, находятся в самом выгодном положении. Имея на руках лишь имя Трампа и еще немного по мелочи, они смогли заключить сделку, по которой им причитается до 126 млн акций. Но когда они подписали начальное соглашение о слиянии, на создание рабочего продукта им все еще требовалось финансирование. Теперь же благодаря таинственным инвесторам в их распоряжении появится свыше $1 млрд. Потратить столько денег и не создать при этом сколь бы то ни было весомое предприятие будет непросто. Учитывая нынешние бодрые котировки, доля владельцев сейчас оценивается в $6,4 млрд. Но даже если дела пойдут плохо, им все равно обеспечена часть бизнеса стоимостью в сотни миллионов долларов. На запрос Forbes как-то прокомментировать происходящее представители группы Трампа не ответили.

Все эти стороны находятся в таком выигрышном положении, поскольку значительная доля рисков свалена на последний класс инвесторов — обычных трейдеров, которые покупают ценные бумаги, сидя у себя дома. Особенно уязвимы те, кто вложился совсем недавно по заоблачным ценам. Они даже не знают, какой процент активов выставлен на продажу.

И тем не менее фанаты Трампа продолжают покупать.

Автор Дэн Александер

Источник forbes.ru

Популярные материалы