Суббота, 28 ноября 2020

Кто попал в список 700

Министр труда и соцзащиты Биржан Нурымбетов высказался о возможности  применения сингапурской модели в казахстанской накопительной системе -  Platon.asia

Вчерашнее послание президента Казахстана к народу вызвал дискуссии в казахстанском сегменте Facebook. Жаркие споры вызвал вопрос об использовании пенсионных накоплений для приобретения жилья, лечения или для передачи в управление финансовым компаниям. Своим мнением поделился экономический обозреватель Сергей Домнин.

«Мне кажется, что миссией пенсионной системы и, соответственно, любых реформ, с ней связанных, должно оставаться «снижение риска бедности в пожилом возрасте…». Досрочные изъятия из накопленных обязательных пенсионных отчислений на какие бы то ни было цели, на мой взгляд, противоречат выполнению данной миссии», – написал на своей страничке в Facebook экономист, управляющий партнер Tengri Partners Ануар Ушбаев, чем вызвал бурную дискуссию среди пользователей Сети.

Одни его поддерживали, другие, напротив, заявляли, что «жить надо сегодня, а не завтра», а потому лучше пустить накопленные пенсионные на покупку того же жилья, а не надеяться на них в старости.

Наш постоянный экономический обозреватель Сергей Домнин поделился  своим видением по данному вопросу.

Президент страны сказал, что 700 тысяч казахстанцев смогут использовать пенсионные накопления на жилье и лечение с 2021 года. Это вызвало неоднозначную реакцию среди казахстанцев. Как Вы оцениваете эту идею?

Три основные проблемы казахстанской пенсионной системы, которые фиксируются из экспертных докладов и заявлений, публикаций СМИ и откликов населения в соцсетях, выглядят следующим образом.

Во-первых, это кризис доверия к пенсионной системе после многомиллиардных списаний и коррупционных скандалов последних лет. Люди не верят, что их деньгами управляют профессионалы, что эти профессионалы работают этично, а четко выстроенные процедуры работы построены так, что исключают коррупцию и моральный риск.

Во-вторых, низкая доходность активов пенсионной системы. Например, по итогам 2019 года инвестдоход ЕНПФ был на уровне 6,6%, тогда как годовая потребительская инфляция в стране – 5,4%. В тот же период базовая ставка была на уровне 9,0%, а ставки по депозитам на вклады на срок более чем на один месяц – выше 9,0%. То есть даже на тенговом депозите в банке второго уровня вкладчик заработал бы больше: реальная доходность 1,2% против 3,6%.

В-третьих, и это экспертное мнение, денег у большинства вкладчиков пенсионной системы недостаточно, чтобы обеспечить им достойный уровень жизни на пенсии. Под достойным уровнем эксперты обычно понимают размер пожизненных выплат не ниже минимальной пенсии. Именно с этим было связано предложение с 2020-го обложить дополнительным платежом в 5% от зарплаты работника его работодателя.

Мораторий на выплату дополнительного пятипроцентного платежа в ЕНПФ, о котором Токаев заявил в первом послании, в сентябре 2019-го в этом смысле правильное решение. Когда в вашем ресторане невкусная еда, вы мало чего добьетесь, увеличивая порции и повышая цены. Но механизм, предполагающий дать людям возможность пустить некую часть пенсионных накоплений на приобретение жилья, оплату лечения или передачу частным управляющим, выше упомянутые проблемы не решает, а даже ухудшает.

А что нужно, чтобы «и волки были сыты и овцы целы»? Я имею в виду, как при тех проблемах нашей пенсионной системы, которые Вы перечислили выше, можно изъять свои пенсионные накопления на покупку того же жилья и при этом обеспечить достойный уровень жизни на пенсии, которая для молодежи кажется очень далекой перспективой?

Для роста доверия нужны эффективные и транспарентные механизмы работы управляющих, чтобы вкладчики убедились, что доходность является достаточной, необходимо дать им возможность выбирать между наиболее эффективными инвесторами.

А высокий коэффициент замещения дохода может быть достигнут при росте доходов участников системы (и их отчислений), доли этих доходов, направляемых в ПФ, и инвестдохода. Получается, очень странный подход – с одной стороны, давать людям изымать деньги, а с другой – ждать, что произойдет рост объема накоплений. Для обеспечения населения доступным жильем, как известно, уже работает система жилстройсбережений, а, например, услугами здравоохранения – ОСМС.

А что Вы скажете о передаче пенсионных в управление финансовым компаниям?

Что же касается частных управляющих пенсионными активами, то этот институт действительно способен вернуть вкладчикам представление, что взносы в ЕНПФ не налог, а инвестиции, но как раз-то с запуском этого механизма у нас проблемы.

Но коль с механизмом реализации этой идеи президента у нас проблемы, то будет ли она реализована? Некоторые казахстанцы высказывают мнение, что предложение об изъятии пенсионных накоплений для покупки жилья связано с желанием помочь строительным компаниям, а именно реализовать дорогие квартиры, где цена за квадратный метр очень высока и далека от реальных доходов народа?

Действительно, представители застройщиков в последние несколько месяцев несколько раз транслировали эту идею: якобы чтобы спасти рынок недвижимости, необходимо разрешить гражданам использовать часть пенсионных накоплений для приобретения жилья.

Объясняя мотивы такого решения в послании, президент Токаев подчеркнул, что эта мера «должна улучшить трудовые отношения и создать стимулы для участия людей в пенсионной системе». Причем тут трудовые отношения, не вполне понятно, но стимулом участия граждан в пенсионной системе является не возможность использовать пенсионные накопления до наступления пенсионного возраста, а уверенность, что эти сбережения будут сохранены, инвестированы в надежные активы и будут генерировать стабильный доход, обеспечив гражданам на пенсии достойный уровень жизни.

Выше я приводил доводы в пользу того, что данный механизм эту задачу не решает. Почему президент все же решил избрать этот путь? Вероятно, дело в том, что в Акорде стремятся не решить ключевые задачи (доверие к пенсионной системе, стабильная доходность, обеспечение достойного уровня жизни на пенсии), а удовлетворить как можно большее количество заинтересованных сторон.

Чем объясняется такой подход?

Точно на этот вопрос могут ответить лишь те, кто участвовал в подготовке этого решения или наблюдал за этим процессом. Со стороны кажется, что такие шаги могли быть продиктованы стремлением получить большую поддержку среди населения.

Но если это объяснение верно, значит, консультанты президента не вполне понимают, что в действительности происходит в стране: сейчас идет второй год президентства Токаева, его позициям явно ничего не угрожает, сформирован определенный кредит доверия – в том числе и на проведение болезненных реформ.

Автор Кульпаш Конырова

Источник inbusiness.kz