Четверг, 30 июня 2022

Подобно тому, как одно поколение сменяется другим, на смену старым глобальным проблемам приходят новые. И пандемия Covid-19, а также риск появления в любой момент новых опасных вирусов здесь далеко не единственный пример , сообщает        

⬇ Скачать картинки Кризис, стоковые фото Кризис в хорошем качестве |  Depositphotos

К катастрофическим последствиям приводят экстремальные погодные явления, ставшие результатом изменения климата. Информационные технологии и базы данных иногда используются со злым умыслом или в качестве кибероружия. Даже нынешний рост цен на продовольствие и усиление глобального голода можно объяснить слабым распространением технологий с открытым кодом.

Мы явно живём в перманентном состоянии опасности. Кризисы перестали быть изолированными событиями, хвостовыми рисками, влияющими на немногих. Они стали намного более частыми, многоаспектными и взаимозависимыми; они не знают национальных границ и потенциально могут влиять одновременно на всех. Кроме того, с ними связано так много экстерналий, что у рынков и национальных правительств оказывается недостаточно стимулов для борьбы с ними.

Решение этих проблем зависит от наличия глобальных общественных благ. Однако нынешняя международная система не способна обеспечить их в достаточном количестве. Например, нам нужны крупные, скоординированные инвестиции в противопандемическую готовность и в сокращение выбросов парниковых газов (это глобальное общественное зло), потому что ни одна отдельно взятая страна не способна справиться с сегодняшними кризисами, а тем более предотвратить новые.

Императив сейчас – пересмотреть методы работы многосторонней системы отношений. Послевоенная международная финансовая архитектура была призвана поддерживать национальные правительства так, чтобы они могли обеспечивать национальные общественные блага. Теперь должен быть другой приоритет – задуматься о новых институтах, которые требуются для обеспечения таких общественных благ, которые не знают национальных границ.

Пересекающаяся природа нынешних кризисов усиливает аргументы в пользу новой системы. Повышение частотности экстремальных погодных явлений, например, наводнений и засух, увеличивает риск появления инфекций и болезней, передаваемых водным путём. Повышение средних температур и изменение количества осадков приводит к снижению потенциальных урожаев базовых сельскохозяйственных культур (например, на 6% в случае кукурузы), критически важных для обеспечения продовольственной безопасности, которая, в свою очередь, является обязательным компонентом хорошего здоровья. В 2010-2019 годах общемировая доля земель, где наблюдалась экстремальная засуха в течение какого-либо одного месяца, достигла 22%, что намного выше показателя 13%, зарегистрированного в 1950-1999 годах.

Предыдущие чрезвычайные ситуации, например, мировой финансовый кризис 2008-2009 года (феномен развитого мира), или Азиатский и Латиноамериканский финансовый кризис в конце 1990-х годов, по сути, имели экономическую природу, став результатом накопления избыточного количества финансовых рисков. Борьба с этими кризисами была задачей центральных банков и министров финансов. Она включала введение нового финансового регулирования, а также принятие бюджетных и монетарных мер с целью восстановить утраченную занятость и объёмы выпуска.

Напротив, сегодняшние кризисы являются взаимозависимыми и подлинно глобальными по своим масштабам, их потенциальный эффект намного сильнее. Они особенно отличаются тем, что их преодоление перестало зависеть исключительно от компетенции национальных экономических властей. Для эффективных решений требуется лидерство и действия правительств всего мира. Один из примеров такого подхода – предлагаемое создание Совета по глобальным угрозам здоровью. Раннее обнаружение пандемических угроз и формирование коллективного иммунитета против известных патогенов – это классический пример глобального общественного блага, неконкурентного и неисключаемого.

Источник  forbes.kz