Суббота, 17 апреля 2021

Кто-то против инициативы раздавать пенсионные деньги, а кто-то «за», но все эксперты считают, что будущее пенсионеров крайне туманно.

ЕНПФ информирует об изменениях в пенсионном законодательстве - Новости  Казахстана и мира на сегодня

С 1 января 2021 года казахстанцы получили возможность использовать часть пенсионных накоплений на лечение, улучшение жилищных условий или передавать активы в управляющие компании. Пока одни проверяют свои счета и с радостью изымают, другие к инициативе властей отнеслись скептически. Есть еще третья сторона, которая не получила право использовать свои пенсионные из-за «порога достаточности». Что думают об этом казахстанские экономисты.

Как досрочное изъятие пенсионных накоплений отразится на ЕНПФ

Несмотря на то, что решение о досрочном изъятии части пенсионных накоплений было принято еще в прошлом году, а воплощением занялись фактически в нынешнем, нешуточные дискуссии по этому поводу не утихают до сих пор. Независимый экономист Александр Юрин отмечает, что противники этой меры главным аргументом считают то, что она может серьезно пошатнуть сформированный в Казахстане накопительный компонент пенсионной системы.

«Сама по себе накопительная пенсионная система не является ценностью для общества, а ее роль нужно оценивать, в первую очередь, исходя из ее способности выполнять свою основную функцию, заключающуюся в обеспечении достойной старости казахстанцев, достигших пенсионного возраста», — отметил экономист.

 Казахстанским пенсионерам в будущем придется рассчитывать только на себя? Аналитика 2

Сейчас пенсионные деньги выступают источником ресурсов для государства, квазигосударственного сектора и банков. В то же время выполнение накопительной пенсионной системой своей основной функции – пенсионного обеспечения – находится под очень большим вопросом, считает эксперт. Это связано со следующими факторами:

  • размер пенсионных накоплений подавляющего большинства казахстанцев предпенсионного возраста не позволит им получать ощутимые выплаты из ЕНПФ после выхода на пенсию, и ситуация вряд ли изменится в обозримом будущем в силу низких доходов населения;
  • доходность от управления пенсионными активами тоже оставляет желать лучшего – она в настоящее время ниже доходности тенговых банковских депозитов физлиц.

«При этом, начиная с 2015 года, основной вклад в доходность пенсионных активов вносился переоценкой валютной части портфеля, цена которой кратно выросла на фоне серьезного ослабления тенге. В этой ситуации говорить об эффективном управлении пенсией можно только с очень большой натяжкой. Кроме того, доходность инвестирования, о которой говорит ЕНПФ, – это не «живые деньги» в форме входящих финансовых потоков, а начисленный «бухгалтерский» доход«, — сказал Юрин.

В-третьих, судя по доходности пенсионных активов за последние годы, пенсионная система в ее нынешнем виде вряд ли может обеспечить сохранение покупательской способности — в отношении денег, аккумулированных на пенсионных счетах.

«Конечно, ЕНПФ заявляет о положительной «реальной» доходности, то есть номинальной доходности за вычетом инфляции. В то же время казахстанцы довольно скептически относятся к показателям потребительской инфляции, рассчитываемым органами государственной статистики», — пояснил эксперт.

К примеру, согласно результатам опросов по инфляционным ожиданиям, которые ежемесячно проводит Национальный банк, порядка 60% респондентов заявляют, что их «личная инфляция» превышает 10%, что существенно выше официально декларируемого уровня. Здесь уже однозначно возникают вопросы к тому, как потребительская инфляция рассчитывают в статистическом ведомстве.

«В этом свете возможность досрочного изъятия пенсионных накоплений выглядит, скорее, благом для вкладчиков, так как позволяет сохранить стоимость накоплений. Вложившись в недвижимость, можно снизить долговую нагрузку, погасив ипотеку, или же потратить деньги на лечение», — подчеркнул Александр Юрин.

Позитивно к инициативе досрочного изъятия пенсионных накоплений относится бывший председатель Совета Ассоциации пенсионных фондов Казахстана, экономист Айдар Алибаев.

Алибаев, когда только шли разговоры о создании Единого накопительного пенсионного фонда, выступал против этой идеи.

«Я был категорическим противником создания ЕНПФ. Я был противником того, чтобы уничтожали конкурентную частную накопительную систему, чтобы уничтожали конкурентный рынок негосударственных пенсионных фондов и вливали (средства — прим. ред.) в одного государственного монополистического монстра. По прошествии восьми лет его существования я вам могу сказать и многие чиновники, которые так или иначе близки к накопительной пенсионной системе, что это была ошибка. Это было неправильное решение. Я до сих пор последовательно остаюсь противником ЕНПФ. Спустя восемь лет я своего мнения не изменил», — сказал Алибаев.

По мнению экономиста, до создания ЕНПФ частные пенсионные фонды стремились к увеличению доходности, а также к повышению качества обслуживания своих клиентов.

«Сегодня мы видим монополиста, монстра — ЕНПФ, который активно продвигает Нацбанк. На него не жалуется только ленивый. ЕНПФ критикует каждый. Нацбанк только в государственные ценные бумаги, в квазигосударственный сектор и в частные банки вкладывает. Никакой пользы нет от этих вложений ни Нацбанку, ни экономике, ни инфраструктуре, ни реальному сектору экономики», — отметил бывший глава Совета Ассоциации пенсионных фондов Казахстана.

Он подчеркнул, что до появления единого фонда частные пенсионные фонды давали работу более чем 12 тысячам казахстанцам, которые за 15 лет существования рынка сформировали профессиональный слой пенсионщиков. Эти люди потеряли работу.

«Так как конкуренция была уничтожена, монополист что хочет, то и вытворяет на рынке. Он один. Никто ему не указ, никто ему не аргумент. То, что сейчас, в соответствии с новым законодательством, разрешено изымать часть пенсионных накоплений и передавать в управляющие компании, я рассматриваю как очень позитивное явление. Кто-то называет это частичным возвратом. Пусть так. Важно, что сегодня шесть компаний получили разрешение. Уже зарождается конкурентный рынок, который придаст импульс развитию нашей фондовой бирже — полуживой, полумертвой. Я считаю, что восемь лет существования ЕНПФ подтверждают ошибочность слияния негосударственных пенсионных фондов и уничтожение конкурентного рынка», — отметил Айдар Алибаев.

С приведенными мнениями категорически не согласен экономист Сергей Семенов, который считает, что власти Казахстана не подумали о последствиях досрочного изъятия пенсионных накоплений. По словам Семенова, инициатива может быть и нужна, но не для тех целей, которые озвучили — жилье, лечение, управление частными компаниями.

«Многие потеряли работу. Те, кто набрал ипотеку, остались сейчас без денег. Может, многие и не хотели снимать деньги, но теперь они вынуждены это делать (казахстанцы могут использовать часть пенсионных накоплений для частичного или полного погашения задолженности по ипотечному жилищному займу — прим. ред.). Когда мы переживем последствия коронакризиса, что будет дальше, неизвестно», — сказал экономист.

Сергей Семенов — пенсионер. Он отметил, что в январе 2021 года пенсионерам немного увеличили пенсию. В январе Семенов получил надбавку в восемь тысяч тенге, но с этого же месяца выросли цены на жилье, тарифы на электроэнергию, стоимость продуктов питания. Надбавка, по словам пенсионера, как капля в море — совсем не ощущается. К тому же, учитывая зарплаты казахстанцев, не у всех есть возможность снять часть пенсионных.

«У меня смешанная пенсия: солидарная и мои накопления. За всю жизнь у меня было 2,5 миллиона тенге накоплений. Если бы не солидарная пенсия, ну что мне эти 2,5 миллиона? Мужчина в 63 года на пенсию выходит, а остальные 10-15 лет как он может прожить? Жить при нашей накопительной системе и при зарплатах средних… Что там человек может накопить? Тем более, если будет возможность деньги снимать на лечение или жилье. Или, если разрешат деньги изымать полностью, что будет в дальнейшем? Жить на иждивении у детей? У них у самих небольшие зарплаты. Проблемы не решаются. Мы возвращаемся к системе, которая была в прошлом», — поделился соображениями экономист Семенов.

Он также отметил, что инициатива досрочного изъятия стала еще одной причиной усиления эффекта неравенства среди казахстанцев. Ведь те, у кого был большой доход, соответственно, имеют больше накоплений и могут позволить себе снять больше денег. Тогда как те, кто имеет меньший доход, даже не достигли порога достаточности для изъятия части пенсии.

Относительно неравенства высказался и Александр Юрин, который считает, что в Казахстане оно обусловлено серьезным расслоением населения по уровню доходов, а размер пенсионных накоплений, от которого зависит возможность досрочного частичного изъятия, является в данном случае вторичным. Казахстанцы с более высокими доходами могут позволить себе больше и без возможности досрочного изъятия пенсионных накоплений.

Ухудшится ли портфель с изъятием денег с ЕНПФ?

Аналитик международной инвестиционной компании EXANTE в Казахстане Андрей Чеботарев , комментируя изъятие средств из ЕНПФ, заметил, что немаловажным фактором, который способен ударить по вкладчикам, станет ухудшение портфеля единого фонда. Под изъятие подпадает сумма до 2,5 трлн тенге по состоянию на конец 2020 года. Это чуть меньше одной пятой всех средств фонда. Сейчас вкладчики запросили к изъятию чуть более 150 млрд на улучшение жилищных условий. Чеботарев задается вопросом «что будет, когда права на свои деньги предъявят больше людей?».

«Фонд начнет продавать активы. К сожалению, портфель — это самая слабая часть фонда, к которой и были основные претензии. Странные вложения в странные предприятия, покупка бесконечных облигаций казахстанских банков, поддержка отечественной экономики — все это сделало и так сверхконсервативное управление портфелем достаточно неповоротливым. Чтобы удовлетворить аппетиты изъятия, придется продавать активы. Покупателей на облигации наших банков будет трудно найти, а на каждую заявку фонду дается всего пять дней. Значит, продаваться будут ликвидные активы, ухудшая качество портфеля оставшихся в фонде вкладчиков. Негативный эффект от таких действий будет проявляться не сразу и может выражаться в уменьшении инвестиционного дохода», — заметил он.

Мы также решили поинтересоваться у экономистов и спросить, действительно ли портфель ЕНПФ ухудшится.

Александр Юрин сказал, что по состоянию на 23 февраля в ЕНПФ поступило свыше 157,5 тысячи заявок о досрочном изъятии пенсионных накоплений, из которых 49,7 тысячи отклонили. Общая сумма изъятых средств составила 579,1 млрд тенге, что, в целом, превышает совокупный объем притока средств, в том числе поступления пенсионных взносов.

«Первоначальный наплыв желающих через некоторое время начнет убывать, однако до этого момента чистый денежный поток ЕНПФ будет отрицательным. Фонду необходимо будет реализовывать ликвидные и более качественные активы, что через некоторое время приведет к некоторому ухудшению качества портфеля. Если основной поток заявлений придется на ближайшие два-три месяца, могут всплыть скрытые проблемы портфеля (если, конечно, они имеются)», — заметил Юрин.

Айдар Алибаев считает, что инвестиционный портфель должен улучшиться, если люди начнут вкладывать свои деньги в частные управляющие компании. Он, конечно, подразумевает доходы собственников накоплений — не ЕНПФ.

«Частные управляющие компании будут искать возможность вложения с большей доходностью. Государственные ценные бумаги сейчас определенной доходности (около 7-8%). Куда уже хуже? Даже опираясь на практику до 2013 года, до момента, когда произошло слияние, частные пенсионные фонды опережали ГНПФ по уровню доходности. ЕНПФ стал правопреемником ГНПФ, который никогда не был лидером — на первом или на втором месте по доходности. Правда, он не был и в аутсайдерах, держался на 4-5 позициях. Поэтому считать, что с появлением частных компаний упадет доходность, я с этим не соглашусь», — обосновал свою позицию Алибаев.

Досрочное изъятия части пенсии для жилья

Дискуссий на тему, нужна ли казахстанцам возможность изымать часть своих же кровных, много. Прежде чем делать выводы, давайте разберем инициативу по «косточкам», начиная с улучшения жилищных условий.

Многие казахстанцы считают, что введение досрочного изъятия средств из ЕНПФ привело к повышению цен на рынке недвижимости.

Оказалось, что это не совсем так. Экономист Александр Юрин привел в пример данные статистического ведомства, где говорится, что рост цен на недвижимость в 2019 году, когда еще даже не было речи о возможности досрочного изъятия пенсий, был ощутимо выше. В январе 2020 года индекс цен на первичном и вторичном рынках составил 106,7%, если сравнить данные за январь 2019 года.

«Объяснять рост цен исключительно появлением возможности для изъятия пенсионных накоплений не совсем корректно», — заметил экономист.

Айдар Алибаев, несмотря на то, что позитивно оценивает инициативу властей, считает норму об улучшении жилищных условий неоднозначной. По его мнению, сняв деньги на жилье, казахстанцы не решат свои проблемы.

«Если подумать о том, какие поставлены лимиты, и посмотреть на то количество людей, которые имеют возможность снять что-то, получается, что воспользоваться накоплениями может небольшая часть казахстанцев. Во-вторых, учитывая среднюю величину накоплений на пенсионных счетах, там не такие уж и большие деньги. Как правило, той суммы денег, которую казахстанец может снять сверх суммы лимита (порога достаточности — прим. ред.), хватает на приобретение нескольких квадратных метров.

Стоимость одного квадратного метра варьируется в районе 1 000 долларов. Если у нас среднеарифметическая сумма на пенсионном счете где-то на уровне 1,5 миллиона тенге, 70-80% населения даже не достигают этого лимита. Они ничего вообще не могут снять. Из оставшихся 30-20% больше половины имеют выше лимита очень небольшую сумму. Ну, пускай он имеет миллион или два миллиона тенге, но что такое два миллиона? Это 4-5 квадратных метров. Принципиально, на мой взгляд, жилищную проблему эта инициатива не решает», — заявил наш собеседник.

Также он заметил, что снятие пенсионных накоплений противоречит идеологии пенсионной системы, в которой четко заложено, что деньги предназначены для обеспечения старости.

«Деньги на лечение философии не противоречат. Человек платит за лечение, значит, продлевает время своей старости, а жилье противоречит», — заметил экономист.

Досрочное изъятия части пенсионных накоплений для лечения

Сергей Семенов говорит, что власти дали казахстанцам возможность изымать часть своих пенсионных накоплений для лечения не просто так. По его мнению, таким образом Правительство устраняется от субсидирования здравоохранения.

«Диапазон бесплатного здравоохранения все больше и больше сокращается. Растут цены на медуслуги. В советское время, к примеру, стоматология была изначально вообще бесплатной, а позже 3,5-4 рубля платили за пломбу. А сейчас сколько одна пломба стоит? Это если не говорить о более серьезных проблемах, где многие казахстанцы борются за квоту. Квот на всех не хватает, поэтому власти нашли такой выход, но это временное решение проблем. Ну снимут они раз, два. А если проблема со здоровьем не исчезнет, что тогда? И проблема не решилась, и денег нет», — объяснил Семенов.

Экономист Айдар Алибаев возможность оплатить лечение пенсиями назвал цивилизованной нормой, которой в Казахстане до 2021 года не было. Благодаря инициативе властей теперь могут быть спасены жизни.

«Я удовлетворен тем, что приложил к этой норме руку и сенаторы ее включили. Потому что у нас доходило до абсурда. Представьте ситуацию: человек потерял доходы, текущих накоплений у него нет, он жил только на зарплату, потерял ее и сидит без работы и без денег. Вдруг у него происходят проблемы со здоровьем: получил травму, попал под машину, или серьезное заболевание. Ему надо лечиться. Срочно. Но у него денег нет. При этом у него есть несколько миллионов пенсионных денег, которые могли бы ему помочь. И мы знаем случаи, когда люди умирали от того, что не было средств на операцию, а у них были деньги на пенсионном счете, но они не имели права их снять на собственное лечение. Ну разве не абсурд? Поэтому вот к этой норме я отношусь очень позитивно», — сказал экономист.

Передача пенсий управляющим компаниям

Много вопросов у казахстанцев возникло о передаче пенсионных активов в управление частных компаний, это разрешили делать шести компаниям. Облагать подоходным налогом переданные в инвестиционное управление деньги власти не будут. При этом, когда вкладчик переводит деньги в управляющую компанию, гарантию может обеспечивать только эта компания.

Экономист Сергей Семенов считает, что такая возможность повышает коррупционные риски и возвращает пенсионную систему в прежнее состояние.

«Мы возвращаемся к системе, которая была восемь лет назад. Раньше был ГНПФ и множество частных пенсионных фондов. Они показали свою неэффективность, поэтому произошло слияние и создали ЕНПФ. Сегодня он пытается снова раздать деньги. Я считаю, что все это неправильно — гарантий никаких нет. Та же самая частная компания может исчезнуть. Как потом вернуть свои деньги? Очень высокие коррупционные риски. У нас были ведь даже случаи, когда частные фонды инвестировали в проекты и пролетали с ними», — высказался Семенов.

Экономист Айдар Алибаев выступает «за» такую возможность. Что касается коррупционных рисков, связанных с передачей пенсионных активов в руки частных компаний, он согласился, что они есть.

«Вы знаете, пусть не покажется вам мой ответ циничным, у нас с точки зрения коррупции государство настолько прогнило, что тысяча первый случай коррупции принципиально картину не поменяет. Да, я с вами соглашусь, частично. Коррупционные риски где-то увеличатся. А где их сегодня нет? В детсадах, школах, больницах не риск, а процветающая коррупция. А что в ЕНПФ нет коррупции? В 2016 году, вспомните, было хищение пяти миллиардов тенге. Посадили председателя ЕНПФ. Или 250 миллионов долларов, отправленные в азербайджанский банк. Думаете, здесь не обошлось без коррупции? Вы ведь понимаете, что это не так. Коррупционные риски будут, они у нас везде. До тех пор, пока государство не станет уничтожать коррупцию, у нас коррупционные риски будут везде», — сказал Алибаев.

Александр Юрин, в свою очередь, отметил, что Казахстан в какой-то степени возвращается к той ситуации, которая была до передачи пенсионных активов в ЕНПФ. При этом он отметил, что не совсем понятно, будут ли вводиться какие-то отдельные пруденциальные нормативы для компаний, которые возьмутся управлять пенсионными активами, и как в данном случае будут защищать интересы вкладчиков.

Наплыва желающих передать свои накопления частным управляющим компания пока не наблюдается. По информации, размещенной на сайте ЕНПФ, по состоянию на 23 февраля подано всего 87 заявок о переводе накоплений частным управляющим. Это сумма в 218,6 млн тенге. По-видимому, частным управляющим придется приложить немалые усилия, чтобы завоевать доверие вкладчиков.

В то же время, сказал Александр Юрин, проблема состоит не столько в том, кто управляет пенсионными активами (Национальный банк от лица ЕНПФ или частные управляющие), а в том, насколько уместен формат пенсионной системы, к которому теперь пришел Казахстан.

«Международный опыт свидетельствует, что накопительный компонент пенсионной системы может быть эффективным только при условии высоких средних доходов жителей, стабильности денежно-кредитной политики и наличии развитого финансового рынка. Ни один из этих критериев в Казахстане не выполняется. Более того, даже развитые страны с сильными экономиками далеко не всегда делают акцент на накопительном компоненте», — заметил Юрин.

По мнению экономиста, в Казахстане изначально не было предпосылок для создания эффективной накопительной пенсионной системы, и они так и не появились за 20 с лишним лет, после проведения пенсионной реформы в 1997-1998 годах. Сложившийся к настоящему времени формат пенсионной системы рано или поздно придется кардинально менять, и первым шагом в этом направлении может стать реализованная инициатива по предоставлению возможности изъятия части накоплений, считает Юрин.

Стоит ли казахстанцам рассчитывать на безбедную старость?

Логика, которой руководствуется любой адекватный человек, когда речь заходит о ЕНПФ, состоит в том, что надо побольше забрать. Так выразился Айдар Алибаев

«С точки зрения того, как управляет нашими деньгами Нацбанк, лучше, если есть возможность деньги снять. Чем меньше там останется, тем меньше будет переживаний, что они вообще исчезнут. Пусть немного примитивная, но железная логика», — считает Алибаев.

Однако, если говорить о ЕНПФ и о пенсии в тех пределах, в каких сформировались пенсионные накопления, в какой-то части казахстанцам стоит рассчитывать на пенсию, но не на безбедную жизнь, уверен эксперт.

«С учетом того, что накопления казахстанцам выдаются не сразу, а растягиваются и выдаются маленькими суммами, на какую-то небольшую пенсию они рассчитывать могут. И их пенсия будет зависеть от того, какие накопления сформировались», — сказал он.

Айдар Алибаев отметил, что если бы казахстанцам разрешили переводить в частные управляющие компании всю сумму накоплений, то от ЕНПФ ничего не осталось бы.

«Поскольку они установили очень высокий лимит, а общая сумма тех денег, которые они могут снять, — где-то 2,5 триллиона, а всего сегодня в управлении ЕНПФ около 13 триллионов тенге, у него остается 10 с лишним триллионов. Управляя такой приличной суммой, думаю, ЕНПФ будет продолжать свою неэффективную деятельность. Я бы хотел, чтобы забрали или законодательно отобрали управление пенсионными активами у Нацбанка и вернули либо самому ЕНПФ или специально созданной для этого управляющей компании. Потому что мне очень не нравится, я категорический противник той неэффективной инвестиционной политики, которую осуществляет Нацбанк», — резюмировал Алибаев.

Независимый экономист Александр Юрин отметил, что при сохранении status quo размер пенсионных накоплений на счетах подавляющего большинства казахстанцев не даст им возможности получать существенные выплаты из ЕНПФ после выхода на пенсию.

«В этих условиях все будет зависеть от поддержки государством функционирования солидарного компонента пенсионной системы. В том случае, если государство будет ориентировано на снижение уровня социальной защиты и уменьшение своих социальных обязательств, многие будущие пенсионеры вполне могут оказаться на грани нищеты«, — заявил спикер.

24 февраля Единый накопительный пенсионный фонд озвучил самую крупную пенсионную выплату по возрасту.

28 января стало известно, что на поиск и покупку жилья на деньги, изъятые из ЕНПФ, у казахстанцев будет 45 дней.

Если интересно, куда ЕНПФ вкладывает деньги казахстанцев, то можно прочитать ряд статей, к примеру, о зарубежных инвестициях ЕНПФ — редакция  подробно писал тут. Чуть позже наш аналитик представил вторую часть обзора структуры инвестиционного портфеля ЕНПФ, где выяснил, что 252 млрд пенсионных тенге казахстанцев отдали банкам. Куда еще уходят деньги ЕНПФ?

Автор  Айша Кутубаева

Источник  liter.kz