Вторник, 27 октября 2020

Пока в июне 2020 года страна выживала на карантине, регулятор своим приказом на 18% повысил предельный тариф для АО «Алматинские электрические станции».

Электроэнергия дорожает в Казахстане - Новости Казахстана и мира на сегодня

Редакция попросила минэнерго рассказать, почему тариф повысили с 8,7 тенге/кВтч до 10,3. Кроме того, мы просили министерство объяснить, каким образом тарифы однотипных Экибастузских ГРЭС-1 и ГРЭС-2 ниже более чем в полтора раза, пишет 365info.

Третьим пунктом запроса был комментарий о фактическом доминировании АО «АлЭС» на рынке, тогда как в список доминантов поставщик не входит. Ответы поразили тем, что в них не оказалось никакой конкретики. Позицию минэнерго проанализировал экономист, модератор гражданской инициативы «Чистый воздух Алматы» Асет Наурызбаев.

Рост тарифа АлЭС

Ведомство в своем ответе указало несколько причин, по которым для АО «АлЭС» установило повышенный предельный тариф на электроэнергию. Вы считаете эти причины состоятельными?

Асет Наурызбаев: В строительстве АЭС – логика политическая, а не  экономическая - Informburo.kz

— У нас схема развития возобновляемой энергетики связана с тем, что станции на возобновляемых источниках продают электроэнергию дороже, чем она производится тепловыми станциями. Поэтому все, что они продали, размазывается тонким слоем между потребителями. То есть повышение цены в среднем получают все. Это общемировая практика. Она хоть и неприятная, но в качестве стимулирующей меры оспаривать ее не буду.

Минэнерго пишет, что произошло увеличение тарифов в возобновляемой энергетике с 31,68 до 34,62 тенге/кВтчас. Что странно. Ведь начиная с 2019 года цена на последних аукционах была 14 тенге/кВтч.

Каждые наши новые игроки все дешевле и дешевле поставляют электроэнергию на рынок. Почему тогда тариф растет?

Конкретных цифр именно по части возобновляемой энергетики нам не дают.

Далее, минэнерго говорит, что немного повысился тариф KEGOC за транспортировку, балансирование и техническую диспетчеризацию. Снова неясно, за счет чего техническая диспетчеризация подорожала на 30% — расширили штат диспетчеров или зарплату им увеличили?

На сколько увеличены затраты на текущий ремонт? Ответа нет. Я допускаю рост цен на материалы и оборудование, но писать надо конкретно, на какую сумму подорожали материалы, и какой именно ремонт нужен.

Ключевым фактором роста тарифа АлЭС я считаю признание министерством снижение планируемых объемов реализации электроэнергии

  • с 5 397,4 до 4 584 млн кВтч.
  • Не объясняют, за счет чего это снижение. Выходит, если объемы продаж еще сократятся, повысится и тариф? Странная идея, честно говоря. Все, что мы видим, из-за отсутствия рынка.
  • Что самое главное, нам не дали ответа в цифрах. Сколько всех этих составляющих сидит в этих 1,60 тенге роста в тарифе в процентном соотношении.

Хитрая схема

Как вы считаете, такие решения министерство должно принимать кулуарно, а мы узнавать об этом по квитанциям? Или все же общественность в известность ставить нужно заранее?

— К нам все эти подорожания приходят через тарифы «Алматыэнергосбыта». Он поднял тариф для конечного потребителя, мы и узнали. Причем физлицам не повысили, это коснулось только юрлиц и бюджетных организаций.

Ситуация получается действительно интересная.

Минэнерго сначала втихаря повышает тариф в столице, а нас здесь ставят уже перед фактом

Конечно же, не сможет не повысить следом и «Алматыэнергосбыт». Хитрая схема! Пользуясь тем, что якобы производство электроэнергии находится в рынке, хотя никакого рынка нет, втихаря повышают якобы одному рыночному агенту, а на самом деле всем. К моменту общественных слушаний переиграть уже ничего нельзя. Такие вещи надо пресекать, иначе нам все время будут рассказывать по факту, что вот такие цены сложились на самом деле.

Мы спросили у ведомства, почему на двух одинаковых Экибастузских ГРЭС тарифы разнятся в полтора раза? Ответ пришел весьма обтекаемый.

— Это классическая отписка. Просто переписали правила к Закону «Об электроэнергетике». Нам переписали длинный перечень затрат, который учитывается при определении предельного тарифа. И больше ничего. Хотя все эти затраты есть что на ГРЭС-1, что на ГРЭС-2.

Как я понимаю, Экибастузская ГРЭС-2 брала кредит на строительство 3-го блока. Блок так и не построили, а расчет за кредит идет

Отсюда и более высокий тариф, чем на аналогичной ГРЭС-1, которой на тот момент управляли американцы. Их все хаяли, хотя они добились снижения себестоимости до очень низких уровней. И в этом парадокс. Однако это никак не оправдывает высокий тариф ГРЭС-2. Если там плохой менеджмент, это не значит, что мы из-за чьих-то ошибок должны платить больше. Третий блок достаточно дорогой — порядка 1 млрд долларов. Причем китайской стороне мы оплатили примерно 600 млн. Однако в итоге нет ни блока, ни денег.

Идите вы… в антимонопольный

По поводу доминирования АлЭС на рынке минэнерго послали редакцию… к антимонопольщикам. Странно, если ситуация складывается не первый год, почему регулятор сам не позаботился об этой проблеме, а нам рекомендует?

— Верная претензия. Более того, учитывая, что предельных тарифов стало столько же, сколько и генерирующих компаний на рынке — 44 против 44, они утверждают тариф каждому отдельно. Хотя теоретически считалось, что тарифные группы на рынке конкурируют. А по факту оказалось, что группы эти состоят из одного игрока. Это конкуренция?

Устранить неправильные условия игры — задача минэнерго, оно их создало. Началось все с времен, когда министром был Сауат Мынбаев

Он презентовал 7 ценовых зон, где типовые электростанции конкурируют между собой. Газовые — с газовыми, мазутные — с мазутными. И так далее. Но никто не подумал, что себестоимость производства газовых и мазутных выходит дороже, чем на угольных. Как заставить покупать электроэнергию у дорогих станций? Мынбаев сказал, что будет разнарядка. Это было ошибочное не рыночное решение. Как его исполнения добиваются юридически, я не понимаю. Вероятно, по советской модели.

Никаких стимулов для борьбы за себестоимость, что сделали американцы на ГРЭС-1. Снова пришли к тому, что генерирующие предприятия идут к регулятору, плачут о тяжелой жизни и выбивают себе удобные тарифы.

Та неудачная модель рынка, которую создал Мынбаев в 2008 году, с тех пор видоизменена до такой степени, что вместо семи конкурирующих зон с предельными ценами министерство устанавливает персонально каждому по списку. Что вообще не рынок.

Кого-то из списка государство поддерживает открыто?

— ГРЭС-2. С которой не спрашивают, где деньги, и не журят за высокий тариф. Хотя топ-менеджменту разумнее было объявить себя банкротом и выставить имущество на продажу, раз нечем оплачивать не отработанный кредит. По большому счету сейчас хозяйственная деятельность ГРЭС-2 превратилась в проблему. Стоимость электроэнергии-то нереально высока.

Экология Алматы

С момента начала обсуждения модернизации алматинской ТЭЦ-2 и ее влияния на экологию были мнения, что проект принимается для большого распила. И что это не поможет восстановить экологию. Тогда зачем все это?

— С точки зрения освоения гигантских денег — да, это будет именно так, хотим мы этого или нет. Что касается экологии, мы всегда говорим, что ТЭЦ-2 — один из четырех основных источников загрязнения воздуха в Алматы. Я склонен считать, что уборку в экологии города нужно наводить комплексно.

ТЭЦ-2 из четырех видов загрязнителей является крупнейшим единичным — выбросы составляют 33 тысячи тонн в год. Очень большой объем. И реконструировать ТЭЦ-2 нужно.

Мы боремся с тем, как это собираются делать. Это наша основная боль. О чем наша группа написала петицию президенту

С таким подходом, как сейчас, мы можем прийти к ситуации с ГРЭС-2. Кто-то получит деньги, а потребители будут своими коммунальными счетами погашать кредиты, взятые на неправильную схему. Технологически поочередное строительство новых котлов при функционирующей старой станции — это очень трудоемкая инженерная задача. И неоправданно дорогая.

Поэтому «Самрук-Энерго» планирует растянуть процесс строительства котлов до 2029 года, по одному котлу в год. Мы же предлагаем построить совершенно новую современную газовую станцию на чистой площадке. За два-три года можно построить и запустить ее в 2024 году. Мир уже освоил такие технологии. У нас же происходит то, что из нашего кармана хотят утащить большие деньги.

Кроме того, в эти ближайшие 10 лет из-за плохой экологии все больше и больше горожан будут страдать легочными заболеваниями и аллергией

Уже сейчас экономические потери от этих болезней в Алматы составляют 500 млн долларов в год. А нам рассказывают, как в 2029 году в городе станет хорошо. Вот только кому — непонятно.

Автор  Александра Алёхова

Источник  365info.kz