Среда, 17 августа 2022

Американские акции рухнули, стерев все достижения среды. S&P 500, Nasdaq и Dow переписали минимумы с 2020 года. Старейший индекс остановился в шаге от формального медвежьего рынка, остальные – давно там. Инвесторы почти уверены: ФРС устроит рецессию в США.

Курс Dow Jones сейчас (онлайн), Состав и Котировки | Equity

Конец «медвежьего ралли»

Взлет индексов в среду завершился в четверг обвалом, как это в целом и свойственно «медвежьим ралли». Dow Jones Industrial Average рухнул на 2,42%, S&P 500 – на 3,25%, а Nasdaq Composite – на 4,08%.

Все они переписали внутридневные минимумы с 2020 года (Nasdaq – с сентября, а два остальных – с декабря). Но если высокотехнологичный индекс и S&P 500 уже прочно обосновались на медвежьем рынке, теряя от исторических максимумов около 34% и 24% соответственно, то Dow только подобрался к его границе. Сейчас он примерно на 19% ниже пика, что совсем недалеко от 20-процентной черты, после которой объявляется время «косолапых».

На деле, конечно, медвежий рынок начался для большинства индексов еще в январе, а для самого высокотехнологичного – даже в ноябре. Разные темпы их снижения были обусловлены долей в них акций роста и других бумаг, которые продавали в ожидании подъема ставок. Но распродажи становятся все шире, а рынок все менее ликвиден. И старейший индекс, очевидно, тоже не избежит формального медвежьего рынка, до которого остался шаг.

Тем более что инвесторы готовятся уже не просто к подъему ставок, ведущему к снижению оценок акций роста, а к наступлению рецессии. После выступления председателя ФРС Джерома Пауэлла в среду было немало комментариев о том, что, наконец-то, борьба с инфляцией начнется всерьез. Но теперь рынок вспомнил, что в истории США цикл подъема ставок нередко заканчивался экономическим спадом.

Назад в 1970-е

«Похоже, инвесторы способны сосредоточиться только на чем-то одном за раз, — говорила в четверг CNBC глава отдела управления портфелем акций США Aviva Investors Сьюзен Шмидт. – Вчера ФРС выступила так, как люди и ожидали. Она реагирует на данные по индексу потребительских цен, которые оказались намного выше, чем ожидалось, и вызвали опасения по поводу столь интенсивной инфляции. Теперь же инвесторы вспоминают, что противодействие ей — замедление экономики».

Осложняет дело то, что инфляция находится уже на уровне начала 1980-х, достигнув 8,6%. В те времена борьба с нею выглядела вообще почти безнадежным занятием: все 1970-е годы решить проблему не удавалось. И легендарный председатель ФРС Пол Волкер, которого сейчас многие в этой связи вспоминают, тоже смог это сделать далеко не сразу и ценой даже не одной, а двух рецессий.

Поверить в то, что Джером Пауэлл, подобно ему, задерет ставку в область двузначных чисел и, невзирая на экономический спад, будет долго удерживать ее на высочайшем уровне, очень трудно. А вот в то, что он будет действовать подобно Джорджу Миллеру или предшественнику того на посту председателя ФРС Артуру Бёрнсу, вполне верится. Последнему президент Ричард Никсон, например, заявлял, что не потерпит замедления экономики перед выборами 1972 года, да и Конгресс потом не забывал давать советы. Нечто подобное в исполнении Джо Байдена и демократов вообразить нетрудно (например, перед осенними выборами в Палату представителей).

В те годы при первых признаках успеха в борьбе с инфляцией или при начале рецессии ставку начинали быстро снижать, чтобы поддержать экономику. В итоге высокие темпы роста цен (и невысокие – ВВП) укоренились более чем на десятилетие – настала стагфляция.

Рецессия и стагфляция

Сейчас рынки почти уверились, что США ждет рецессия. Уровень индекса S&P 500, по оценке стратегов JPMorgan Chase & Co во главе с Николаосом Панигирцоглу, предполагает 85-процентную вероятность рецессии в США на фоне опасений по поводу ошибки ФРС. «В целом, похоже, что участники рынка и экономические агенты испытывают повышенную обеспокоенность по поводу риска рецессии, которая может стать самореализующимся пророчеством, если она будет побуждать их к изменению поведения, например, путем сокращения инвестиций или расходов», — цитировало их в четверг Bloomberg.

Вероятность одержать полную победу над инфляцией до наступления рецессии невелика – даже если спад начнется только в следующем году. Но американская статистика уже сейчас не слишком оптимистична. Число новостроек в мае упало на 14% (ждали снижения на 2,6%). Июньский индекс деловой активности ФРБ Филадельфии рухнул до -3,3 (первое его отрицательное значение с мая 2020 года). И это не говоря об индексе настроений потребителей Мичиганского университета, в прошлую пятницу обрушившемся до минимального уровня в истории опросов, ведущихся с 1970-х годов.

При этом шансы на то, что Джером Пауэлл будет вести себя подобно своим предшественникам полувековой давности, как уже говорилось очень неплохие. А значит, в дальнейшем вполне можно ждать ту самую стагфляцию 1970-х.

Для ценных бумаг это было очень плохое время. По меркам тех лет акции в США сейчас невероятно дороги. 1 января 1980 года коэффициент P/E (цена/прибыль) S&P 500, например, равнялся 7,39. Сейчас он равен 18,53. И это при том что во время рецессии и дальнейшей стагфляции размер прибыли будет снижаться, увеличивая значение коэффициента. Так что перспективы для дальнейшего снижения у американских акций еще определенно есть.

Автор Глеб Баранов

Источник expert.ru