Понедельник, 26 октября 2020

«Многие говорят, что фондовой рынок присущ только развитым странам, но я считаю, что без роста фондового рынка мы никогда не станем развитой страной. Только рынок дает справедливую, независимую, а не как сейчас, субъективную оценку предприятиям», – отмечает член Казахстанской ассоциации миноритарных акционеров QAMS, частный инвестор Ерканат Абени.

Ерканат Абени: Приоритет должен отдаваться отечественным инвесторам

В интервью он рассказал, что делается QAMS, чтобы защитить права инвесторов, есть ли у программы приватизации будущее в РК, а также почему приоритет на казахстанском фондовом рынке должен отдаваться в первую очередь отечественным инвесторам.

Казахстанская ассоциация миноритарных акционеров QAMS образована в апреле прошлого года. Ерканат, сколько на сегодняшний день участников и как работает ассоциация?

- Ассоциация пока еще на стадии формирования. На сегодняшний день в ее состав входит порядка 20 членов, это наиболее активные индивидуальные инвесторы, которые накопили достаточно большой бэкграунд взаимодействия с органами управления акционерных обществ. Однако мы уже видим в ней большой потенциал.

Поясню, если взять официальную статистику, то в Казахстане сейчас насчитывается более 120 тыс. открытых счетов, из них активными являются 40-60 тыс. Не стоит забывать, что более 10 млн вкладчиков ЕНПФ также косвенно являются миноритарными акционерами. То есть, по сути, это те инвесторы, которые нуждаются в защите своих вложений и обеспокоены тем, чтобы их права не пострадали. В случае если они будут терять свои деньги не по причине фондовых рисков или макроэкономических явлений, а из-за неэффективного управления, либо в силу слияний или поглощений компаний без учета их интересов, тогда ни о каком развитии рынка речи быть не может.

Ваши участники – только физические лица?

- Пока да. Но буквально на днях мы внесли поправки во внутренние документы, поскольку к нам с просьбой о вступлении обращались юридические лица. Многие участники на деле все равно представляют ту или иную компанию, поэтому им было бы проще выступать от имени своей организации.

Какие требования вы предъявляете к своим участникам?

- Главное требование – владение акциями казахстанских компаний. Желающие вступить должны также разделять уставные цели организации, а это прежде всего содействие развитию казахстанского РЦБ.

Несмотря на то, что мы все параллельно инвестируем в американские и европейские бумаги, частично российские, в нас все-таки теплится надежда, что отечественный рынок будет развиваться. И, конечно, мы хотим быть причастными к этому. В свою очередь развитие рынка откроет для нас, миноритариев, больше пространства для действий.

Что удалось реализовать за полтора года существования ассоциации?

- Одно из направлений, по которому движется наша ассоциация, это законотворческая деятельность.

В настоящее время мы наладили хороший диалог с Нацбанком, Агентством по регулированию и развитию финансового рынка (АРРФР) и принимаем участие в разработке законопроекта по развитию фондового рынка. Часть наших предложений по защите прав инвесторов, например, при консолидации 30 и более процентов акций АО, дроблении акций, были положительно восприняты регулятором. Мы надеемся, что инициативы в виде законопроекта поступят в парламент уже в текущем году. До этого, разумеется, мы изучали разные мировые опыты, в том числе российский рынок, более адаптированный к нашим реалиям (из-за того, что на нем тоже много государственного управления и госактивов).

Кроме того, сейчас мы инициировали масштабное исследование возможностей развития фондового рынка с привлечением большого количества респондентов. По завершении намерены презентовать свою программу и предложить серьезные глубинные меры решения проблем.

Как известно, сегодня рынок на 80% состоит из долговых бумаг государственного и квазигосударственного сектора. Мы видим, что нет справедливого полноценного доступа к денежным инструментам для бизнеса. Интересы миноритарных инвесторов скомпилированы с интересами больших, институциональных инвесторов.

Пока эти механизмы не будут отрегулированы, экономика развиваться не сможет.

К сожалению, все исследования, которые проводились ранее при участии больших организаций и международных консультантов, носили в основном инфраструктурный характер, видимо, в силу политической осторожности, чтобы не навредить чьим-либо интересам, условно тому же пресловутому банковскому лобби. В итоге это не позволило обозначить в полной мере все проблемы казахстанского фондового рынка, завязанные главным образом на трех компонентах – спросе, предложении и регулировании.

Если говорить про предложение, то здесь краеугольным камнем я бы назвал приватизацию. В плане спроса выступает пенсионный фонд. Что касается регулирования, то понятно, что важным аспектом является создание таких условий, в которых любой инвестор, в том числе иностранный, чувствовал бы себя защищенным и мог иметь достаточную свободу выбора, как и где ему зарабатывать, естественно, не во вред другим.

Вместе с тем инвесторы пока не находят подтверждения реальной стоимости активов в Казахстане, соответственно они не знают, чего ожидать в случае выхода из проекта, с какими рисками они могут столкнуться. Например, при оценке везде указывается рынок сбыта страны ЕАС, а на деле в Россию наши товары не пускают, Евразийский союз не работает, в итоге как оценивать перспективы компании – никто не знает.

Как вы считаете, есть ли все-таки у программы приватизации будущее в Казахстане?

- Безусловно. Приватизация – одна из самых ключевых и давно назревших для экономики мер. И мы к ней рано или поздно придем. Все прекрасно понимают, что тотальное доминирование госсектора в экономике не дает развиваться частному предпринимательству.

Однако, несмотря на то что существуют утвержденные планы приватизации, вместо реальных шагов зачастую находится много всяких отговорок. Например, самая распространенная среди них: «Сейчас неблагоприятная экономическая ситуация». При этом непонятно, какая именно ситуация должна наступить: когда все хорошо – «зачем продавать курицу, несущую золотые яйца», при экономических бумах – «госактивы не интересны инвесторам», при кризисах – «зачем сейчас продавать дешево». В итоге благоприятная ситуация не наступает ни при каких обстоятельствах.

Или «спроса не будет». Но как ни странно, недавнее SPO «Казатомпрома» даже при сжатых сроках продемонстрировало превышение спроса казахстанских инвесторов над предложением в три раза. Если мы хотим развивать казахстанский фондовый рынок, приоритет в удовлетворении заявок должен отдаваться инвесторам на отечественных фондовых площадках. При хорошем дисконте доля казахстанских предприятий стала бы куда лучшим вложением, чем хранение на депозитах при текущих процентах или покупка недвижимости.

Еще несколько причин отложить приватизацию, по мнению госменеджеров: «У нас финансово неграмотное население» или «Вы хотите, чтобы как в начале 90-х была ваучерная приватизация, в результате которой население осталось ни с чем». Хотя эти времена уже давно прошли, и нынешнее поколение в отличие от нескольких предыдущих познало все прелести частной собственности, оно своего не упустит. К тому же современные цифровые технологии позволяют делать все процессы прозрачными.

Кстати есть еще одна и на этот раз самая правдивая отговорка: «Качество активов, включая качество управления, оставляет желать лучшего». Мы знаем, главная цель менеджеров всех уровней госкомпаний сводится к выделению и освоению бюджета. Получается, что никто из них не заинтересован в снижении расходов, себестоимости и повышении прибыли, поскольку отсутствует справедливый и самый главный параметр оценки деятельности бизнеса – повышение рыночной капитализации. Здесь действительно большая проблема, которая так и не решится без частного интереса и прозрачности госкомпаний.

 По вашему мнению, что необходимо, чтобы продвинуться в этом направлении?

- Я считаю, сколько бы государство не проводило выставок или презентаций, мы не сможем привлечь внимание инвесторов, пока у нас не будут внедряться прозрачные стандарты, справедливый аудит и независимая рыночная оценка. Именно от отсутствия этих факторов сейчас страдает и малый, и большой бизнес. Также я уверен, что приоритет должен отдаваться в первую очередь отечественным инвесторам.

Очевидно, что нужно менять законодательство и опять-таки важна политическая воля. Иначе все позывы и поручения главы государства могут в очередной раз закончиться полумерами.

Вы знаете, что недавно создали Агентство по стратегическому планированию и реформам. Предполагается, что при обсуждении задач туда будут привлекаться участники с рынка и приниматься во внимание их мнение. Надеюсь, что так оно и будет, потому что реформы у нас, как привило, происходят в кабинетах и нередко при участии зарубежных консультантов. А у последних такая политика – сделать ровно столько, сколько попросят. Поэтому если ты не можешь правильно сформулировать задачу, то никто за тебя ее сочинять не будет.

В настоящее время обсуждается вопрос о передаче управления пенсионными активами в частные руки. На ваш взгляд, смогут ли вкладчики грамотно распоряжаться своими сбережениями?

- На мой взгляд, это справедливо. Каждый из нас сам должен решать, в какой фонд вкладываться и определять собственный уровень риска и ответственности, а также сопоставлять условия и выгоду. Это личные деньги граждан, они не должны идти на какие-то «спасательные» цели и операции государства.

Что касается финансовой грамотности, в этом плане наши чиновники всегда недооценивают народ, поэтому носятся с ним, как с маленьким ребенком, а ребенок давно уже вырос и сам знает, что для него хорошо, а что плохо. Я думаю, если появятся интересные инструменты и право выбора, тогда у вкладчика возникнет мотивация, и он сам пойдет изучить эту тему. Населению нужно доверять.

Кроме того, мы уже прошли этап, когда существовали частные фонды и много раздутых активов. Тогда рынок только зарождался, и было много непрозрачного инвестирования и отчетностей. Ситуация давно уже поменялась, сейчас у АРРФР и Нацбанка есть все инструменты, чтобы регулировать, в том числе применять мотивированное суждение. К тому же общественность и гражданская журналистика тоже не дремлют. Не говоря уже про интернет и другие доступные ресурсы.

Безусловно, есть вкладчики, которые больше доверяют государству, а не частникам. Поэтому государственный фонд тоже должен быть.

Хотелось бы, конечно, чтобы наряду с казахстанскими управляющими компаниями действовали зарубежные. Это способствовало бы конкуренции и помогло отечественному рынку подтянуться до международного уровня.

Автор Меруерт Сарсенова 

Источник kapital.kz