Среда, 02 декабря 2020

Как обеспечить бесперебойное энергоснабжение на предприятии в случае ЧП.

Aggreko (Аггреко Евразия)

Что общего у майнеров криптовалют, нефтяников и организаторов спортивных событий? Им нужно очень много электроэнергии. Компания Aggreko уже более 10 лет работает в Казахстане и обеспечивает автономное временное энергоснабжение, отопление и охлаждение. В этом году, как и все, Aggreko столкнулась с последствиями пандемиии коронавируса. О том, почему кризис меньше ударил по компаниям, предпочитающим аренду покупке, а также о будущем арендной модели в Казахстане и Центральной Азии рассказал генеральный управляющий Aggreko Казахстан Доминик Раше.

Aggreko основана в 1962 году в Нидерландах, сегодня имеет 190 представительств в 79 странах мира. В 2008 году компания начала работать в СНГ, а с 2009 года – в Казахстане. В 2014 открыла филиал в Атырау. Общая мощность оборудования, которое сегодня арендуют клиенты компании по всему миру — 10 ГВА.

Доминик, начнём с наиболее актуальной и острой темы. Насколько пандемия отразилась на вашей компании?

— Коронавирус и связанный с ним кризис стали для всех нас проверкой на прочность и способность гибко подходить к бизнесу. Например, в нефтегазовой сфере жесткий карантин вынудил бизнес заморозить проекты: некоторые на полгода, некоторые и на более длительный срок. Около 20-30% наших проектов в Казахстане были либо отменены, либо сдвинуты. Если бы наши заказчики купили оборудование, оно бы сейчас простаивало, а простои — это недополученная выручка и, следовательно, убытки. Но наша модель сыграла им на руку: фактически мы разделили риски и потери. Для нас это непросто, но мы крупная международная компания, поэтому можем выжить в кризис и, несмотря на текущую ситуацию, сохранить самый ценный ресурс — наших сотрудников.

В чём суть вашей модели?

— Мы не продаём оборудование, а предоставляем его в аренду. Как правило, на нашей стороне все этапы работ, от оценки потребностей заказчика и проектирования до монтажа и оперирования. Наши решения сродни конструктору «Лего» — это гибкие системы из модулей разной мощности, которые мы подстраиваем под нужды объекта. Это позволяет эффективно использовать как собственный бюджет, так и само оборудование. Многие наши клиенты оптимизируют свои финансы благодаря аренде: никаких капвложений, а арендная плата относится к операционным расходам предприятия и списывается на затраты без обложения налогами. Но главная, возможно, гибкость в том, что оборудование можно вернуть, если что-то пойдет не так. А это особенно важно для бизнесов на волатильных рынках и в ситуациях, подобных сегодняшней.

Доминик, расскажите подробнее, кто ваши клиенты? Какие компании?

— Средние и крупные, которым нужна электроэнергия. Сегодня это в основном нефтегазовая отрасль: мы обеспечиваем энергией все технологические процессы, от обустройства месторождения до транспортировки добытых углеводородов. Кроме того, мы помогаем утилизировать попутный нефтяной газ (ПНГ), используя его в качестве топлива для энергогенерации. Наше оборудование также используют в нештатных ситуациях на нефтеперерабатывающих предприятиях, например в случае нарушения энергоснабжения. Мы можем оперативно предоставить автономные источники энергии, чтобы предприятие не останавливало работу (простой завода во многих индустриях может стоить сотни тысяч долларов в день!) и избежало выпуска бракованной продукции. В жаркое время года мы помогаем переработчикам дополнительными охлаждающими мощностями, в том числе за счёт чиллеров во взрывозащищенном исполнении.

Но наше присутствие не ограничивается только нефтегазом. Взять, например, криптомайнинг. Казахстан добился больших успехов и сейчас находится на четвертом месте в мире по вычислительным мощностям в криптомайнинге! К нам также обращаются, когда нужно обеспечить бесперебойным энергоснабжением крупное мероприятие или предоставить системы охлаждения для производства продуктов питания.

У нас есть решения и для горнодобывающих компаний, которые в основном подключены к энергосетям, но порой нуждаются в резервной генерации или даже основном энергоснабжении, если сеть «запаздывает» или подключение к ней нецелесообразно. В других случаях утилизируем шахтный газ, который шахтёры называют «невидимым убийцей». Утилизация с помощью газовых генераторов делает дегазацию шахт более экономичной. Это выгодно компаниям, так что они начинают уделять больше внимания вопросу, а значит, работа шахтеров становится безопаснее.

Вы упомянули работу с утилизацией попутного нефтяного газа. Насколько мне известно, в Казахстане уровень утилизации ПНГ уже очень высок. Это так?

— Это правда, в Казахстане уровень утилизации ПНГ более 95%. Несмотря на это, того объема, который все еще сжигается, достаточно. По сути, мы сжигаем ценный ресурс, который можно было бы пустить на энергообеспечение десятков, если не сотен производственных объектов. Так что это не только экологически ответственный, но и выгодный подход.

Выходит, что ваши заказчики — это сложившиеся компании и текущее производства?

— Не только. В стране в последние годы, за исключением кризисного 2020-го, активно развиваются самые разные виды промышленности. Многие не желают вкладывать крупную сумму до того, как идея покажет себя рабочей, хотя бы частично. Поэтому часто мы помогаем нашим клиентам реализовывать пилотные проекты, чтобы проверить, работает ли идея, которую они развивают. Иногда в таких проектах мы строим и эксплуатируем систему совместно с заказчиком, а через несколько лет передаем ему готовое и проверенное решение. В других случаях после успешного проведения пилотного проекта заказчик закупает необходимое оборудование. Подобные проекты бывают как со сложившимися гигантами промышленности, так и с относительными новичками.

Экономика Казахстана достаточно волатильна, так что управление рисками — одна из главных задач для бизнеса любого масштаба. У нас есть контракты, в которых заказчик ежегодно подтверждает необходимость работ, в других нас привлекают реже, по мере необходимости. Нет необходимости — мы не привозим оборудование. В этом году некоторые наши клиенты не подтвердили работы, соответственно, оборудование не простаивало у них в период карантина. То же самое касается людей, которые нужны были бы для обслуживания оборудования.

Фактически речь идет об экономике шеринга, как в случае с каршерингом. Последний никак не может занять достойное место на рынке автомобильных услуг Казахстана. Есть ли будущее у экономики «шеринга» в Казахстане?

— Мне кажется что в Казахстане еще сильны убеждения, что аренда — это исключительно временное, часто нерегулярное решение и только на очень короткий срок. Мы видим, что даже при запуске пилотного проекта с недоказанной эффективностью бизнес чаще выбирает покупку оборудования для него. Мало кто в действительности, делая прогнозы на 5, 10, 15 лет, думает о масштабируемости или допускает мысль, что вместе с рынком он может нарастить и свои производственные мощности.

При этом я вижу, что число бизнесменов, которые уже работают с арендой, растёт. И это не представители IT, о которых можно было бы подумать в первую очередь, а, например, те, кто занимается металлопродукцией! Им действительно удобно: они прогнозируют бюджет только на операционные расходы вместо того чтобы думать о складе запчастей, об обслуживании оборудования, штате необходимых сотрудников и прочих «отягчающих обстоятельствах».

То есть постепенно ситуация меняется. Но если сравнивать с уровнем западных рынков – Северной Америки, Западной Европы, Австралии, где люди все чаще отказываются от владения, — в Казахстане арендная модель находится в зачаточном состоянии.

Вы могли бы рассказать читателям о типичных для вас проектах? Можете привести какой-нибудь пример?

— Мы создаем и масштабные решения для промышленных гигантов, и относительно небольшие проекты для локальных компаний. Но при этом каждый наш проект уникален, у нас не бывает «типичных». Например, Aggreko участвовала в устранении последствий аварии на Фукусиме, поставив энергообъекты общей мощностью 350 МВт. Для сравнения: такой мощности достаточно, чтобы обеспечить электричеством более 90 тысяч домохозяйств. И наши специалисты смогли сделать это всего за несколько недель.

Если говорить о Казахстане, то тут можно привести различные примеры. Один из крупных клиентов проводил капремонт оборудования на месторождении, где каждый день простоя приносит убытки в сотни тысяч долларов. В этом случае нужны дополнительные источники энергоснабжения, чтобы добыча не останавливалась. Есть также проекты с НПЗ, где мы помогаем сократить дни проведения капитального ремонта за счёт охлаждения. Проекты с тяжелой промышленностью, где мы помогали обеспечить производство бесперебойным питанием на время планового ремонта сетей.

Доминик, завершим разговор, вернувшись к началу. Сейчас многие компании активно включились в борьбу с коронавирусом, помогая медикам. А вы?

— Мы помогаем клиентам обеспечить безопасные условия работы во время пандемии. На месторождении Тенгиз мы поставили систему кондиционирования, которая не просто охлаждала воздух внутри помещений, а нагнетала охлажденный свежий воздух извне, вместо штатных сплит-систем, которые обеспечивали бы циркуляцию воздуха в помещении. Благодаря этому снизилась вероятность заражения сотрудников.

И, конечно, в странах СНГ мы предоставляем генерирующее оборудование госпиталям. Понятно, что медучреждения требуют гарантированного энергоснабжения, ведь от непрерывной работы аппаратов ИВЛ зависят жизнь и здоровье пациентов. Наши дизель-генераторные установки работают в больницах и во временных госпиталях для резервирования сети, совокупная мощность таких проектов превышает 18 МВт.

Источник  forbes.kz