Четверг, 05 августа 2021

Сам рынок довольно закрыт от сторонних наблюдателей.

Что сдерживает прямые инвестиции в Казахстан - новости Kapital.kz

Рынок прямых инвестиций в Казахстане исчисляется сотнями миллионов долларов, но проходящие там сделки редко освещаются в средствах массовой информации, а сам рынок довольно закрыт от сторонних наблюдателей.

Несмотря на большое число работающих фондов (у одной только квазигосударственной компании «Казына Капитал Менеджмент» их 15), сами игроки говорят о проблемах в его развитии и препонах, главная из которых – структура казахстанской экономики.

Private equity по-казахстански

Основным способом удовлетворения капитальных и оперативных потребностей бизнеса в финансировании в Казахстане является льготное кредитование по госпрограммам. Однако в РК используется и другой канал поддержки – через фонды прямых инвестиций (ФПИ). Они входят в капитал компаний, а затем реализуют свою долю, зарабатывая в основном на приросте стоимости актива.

В отличие от банковского сектора РК количество и масштаб проблем здесь меньше. Если портфели банков в результате чистки последних лет похудели, то у ФПИ они в основном росли.

Последнее крупное исследование рынка ФПИ было сделано компанией KPMG осенью 2019 года. Спустя почти два года он явно увеличился (на это указывает отчетность одного из крупных игроков этого рынка – «Казына Капитал Менеджмент», опубликованная в конце мая), но понять настоящие масштабы сложно: участники по-прежнему не готовы раскрывать информацию и выкладывать в открытый доступ финансовые показатели.

Регулярную и сколько-нибудь полную информацию размещает только квазигосударственный фонд прямых инвестиций «Казына Капитал Менеджмент» (ККМ). Несмотря на пандемию, активы компании по балансу в 2020 году не только не просели, но даже незначительно выросли – с 136 млрд до 139 млрд тенге.

Kazaxstanskim-fondam-pryamy'x-investicij-meshaet-struktura-e'konomiki-_0.jpg

По расчетам KPMG, с 2008 по 2018 год cреднегодовой объем рынка прямых инвестиций был равен около $160 млн, всего за этот период прошло 100 сделок прямых инвестиций на сумму $1,8 млрд. При этом прошла 61 сделка по выходу из инвестиций по private equity на $6,4 млрд.

Структура игроков предстает более ясной. По данным KPMG, за 10 лет сделки совершали 27 классических фондов прямых инвестиций, 15 из которых имели фондирование от квазигосударственных институтов развития, четыре были созданы независимыми местными компаниями, а остальные были частными международными фондами для точечных инвестиций в казахстанские активы.

Отсюда отчетливо видно значительное государственное участие – как минимум по числу активных игроков. К 15 фондам ККМ, созданным совместно с казахстанскими и иностранными партнерами, теперь присоединился Kazakhstan Investment Development Fund (KIDF), который тоже работает над проектами с зарубежным бизнесом.

«Тяжелая» доля

ККМ был основан в 2007 году и сейчас входит в группу нацхолдинга «Байтерек». Этот фонд фондов должен формировать инфраструктуру private equity в Казахстане и привлекать иностранные инвестиции в приоритетные сектора экономики.

Но прирост активов в 2020 году произошел не в совместных и ассоциированных предприятиях или долевых финансовых активах, а по активам долговым. Это может быть связано с запуском в 2019 году программы льготного кредитования в капитал, по которой «Казына Капитал Менеджмент» получает долю в бизнесе заемщиков.

К концу 2020 года общая капитализация всех 15 фондов с учетом долей всех участников, как сообщили в самом ККМ, составила $2,8 млрд. Доля казахстанского фонда фондов в этом объеме меньше: согласно отчетности все его активы составили около $336,6 млн. Некоторые из них в 2020 году показали спад. Так, доля ККМ в Islamic Infrastructure Fund сохранилась на уровне 1,3%, но обесценилась более чем в восемь раз – с 339,8 до 39,2 млн тенге. А вот в Kazakhstan Infrastructure Fund, где ККМ владеет 95,2%, вес актива, наоборот, вырос с 20 до 23,8 млрд тенге.

В целом инвестиции в сов­местные и ассоциированные предприятия с 2019-го к 2020 году у ККМ снизились на 536,5 млн и 2,3 млрд соответственно, а в долевые финансовые инструменты, куда отнесли часть фондов, на 1 млрд тенге. Показатели отдельных фондов, о которых компания рассказывает в отчетности, отражены в инфографике.

Kazaxstanskim-fondam-pryamy'x-investicij-meshaet-struktura-e'konomiki-.jpg

Если ККМ идет сразу на большое количество отраслей и фондов (в портфеле компании есть и фонд развития нанотехнологий, и производители мяса), приоритет KIDF на текущем этапе – туризм и девелопмент.

В Kazakhstan Investment Development Fund, зарегистрированном в МФЦА и принадлежащем государству, от раскрытия информации решили воздержаться, сославшись на коммерческую тайну компании. Однако данные можно найти в сторонних источниках.

Например, на портале самого фонда говорится, что к марту 2020 года его совет директоров одобрил вложения в четыре проекта с использованием средств KIDF в 105 млрд тенге, или почти $255 млн по официальному курсу на то время. Охватываемые сектора – туризм, инфраструктура и переработка сельскохозяйственной продукции.

К концу марта 2021 года сумма могла увеличиться. Например, по данным открытого реестра МФЦА, акционерный капитал KIDF достиг $401 млн. А четыре компании, в которых он участвует, имели капитал от $66 до $137 млн и вместе с самим фондом составили пятерку крупнейших в МФЦА по этому показателю. Все они занимаются туризмом или девелопментом.

Частное лицо

Хотя фондов прямых инвестиций под началом ККМ и KIDF больше по количеству, как минимум один частный игрок этого рынка – «Верный капитал» – превосходит их вместе взятых по размеру портфеля активов.

Эта частная структура была создана в 2006 году и сейчас контролирует портфель активов на $4 млрд, в который входят, например, гостиницы Ritz-Carlton в Нур-Султане, Москве и Вене, аэропорт «Сары-Арка» в Караганде и золотодобывающая RGGold.

За время деятельности «Верный Капитал» провел несколько сделок по выходу из проектов, куда были совершены инвестиции. В их числе, например, развитие Васильковского ГОКа. В 2006 году «Верный Капитал» купил 100% компании VasGold, которая владела предприятием. В 2010 году фонд продал в два этапа всю компанию, уже называвшуюся Altyntau Resources, «Казцинку», взамен купив 57,9-процентную долю в самом «Казцинке». В 2013 году «Верный Капитал» продал акции «Казцинка», завершив пятилетний проект прямого инвестирования.

Работают в Казахстане и другие фонды прямых инвестиций. В их числе KPMG называет, например, Falconry, Almak Capital, Stichting RCG Netherlands, Kazakh Compass Fund, Tau Capital PLC, Amun Capital. Есть и игроки, ушедшие с инвестиционного рынка в другие ниши. В их числе, например, Инвестиционный фонд Казахстана, который с 2013 года стал заниматься оздоровлением стрессовых, то есть проблемных, активов.

Полоса препятствий

KPMG пишет в своем отчете, что казахстанский рынок прямых инвестиций все еще остается «недостаточно зрелым». Например, по соотношению прямых инвестиций к ВВП республика отстает от Малайзии, России, Бразилии, Индонезии и Азиатско-Тихоокеанского региона в 2-2,7 раза. Отметим, что, по данным ККМ, этот показатель составлял около 0,08% от ВВП страны в 2005–2019 годах.

Исходя из этого, говорят эксперты KPMG, казахстанский рынок прямых инвестиций недостаточно насыщен и имеет потенциал роста до $320–430 млн ежегодного объема против $160 млн в 2008–2018 годах.

В числе ключевых проблем, которые влияют на развитие этого рынка, называются структура экономики и политические риски, уровень развития рынков капитала, вопросы ментальности предпринимателей, прозрачности и доверия на рынке.

Редакция  поговорила с участниками о трендах на рынке прямых инвестиций в Казахстане. Игроки также перечисляют множество проблем: и малое число интересных проектов, и слабое развитие фондового рынка, и законодательные ограничения. С другой стороны, есть и позитивные моменты, например, появление в стране юрисдикции МФЦА и грядущий спрос на инвестиции со стороны бизнеса во время «постковидного восстановления».

«В связи с экономическим спадом компании будут нуж­даться в дополнительных источниках финансирования, и это открывает возможность для ФПИ, которые смогут инвестировать в качественные проекты по привлекательной оценке», – прогнозируют в «Казына Капитал Менеджмент».

Как и KPMG, в «Казына Капитал Менеджмент» ключевые барьеры на пути развития рынка видят в «структурных ограничениях» казахстанской экономики, недостатке качественных проектов с хорошей доходностью, пробелы в регулировании и значительную долю государства в фондировании фондов прямых инвестиций.

В ККМ отмечают, что зависимость экономики Казахстана от цен на сырьевые товары и от торговых партнеров по экспорту, а также колебания курса валют плохо сказываются на инвестпривлекательности страны.

«По этой же причине большинство инвестиций традиционно сконцентрированы в секторах энергетики, горнодобывающей промышленности и финансовых услуг, что также негативно влияет на привлекательность для инвесторов», – говорят в ККМ.

Председатель правления KIDF Нурлан Жакупов добавляет, что сравнительно небольшой размер экономики не может обеспечить достаточное число качественных проектов, способных давать требуемую доходность на капитал.

Собеседник редакции  также отметил неразвитость фондового рынка Казахстана по сравнению с другими странами. Набор моделей выхода из актива ограничен лишь прямой продажей, что снижает привлекательность местного рынка для ФПИ.

Есть и законодательные барьеры. В «Казына Капитал Менеджмент» говорят, что в Казахстане нет правовой базы для использования конвертируемого долга – схемы заимствования, при которой кредитор, вкладывающий свои средства в стартап, может впоследствии конвертировать одолженные средства в долю в компании. Гражданский кодекс в Казахстане запрещает использование этого инструмента в ТОО. Инструмент доступен для акционерных обществ, но и то при условии, что проспект акций допускает то же самое.

В ККМ отмечают, что нынешние законы недостаточно полно регулируют работу ФПИ. В частности, не определена роль лимитированного партнера (limitedpartner) и генерального партнера (generalpartner) и их взаимоотношения. Исключение составляет лишь юрисдикция МФЦА, где эти вопросы могут быть отрегулированы.

О важности МФЦА для рынка говорят и в KIDF. Нурлан Жакупов считает, что наличие в Казахстане законодательства МФЦА, которое основано на принципах английского права и позволяет регистрировать управляющие компании и фонды в их классическом виде, положительно скажется на развитии рынка ФПИ в республике.

В «Верном Капитале» также отмечают, что для инвесторов важно наличие благоприятной регуляторной среды вкупе с минимальным присутствием государства в бизнесе. Большей уверенности предпринимателям, говорят в фонде, добавляет последовательность действий правительства при реализации своих программ, в налоговом администрировании и исполнении законодательных актов.

Авторы  Динара Бекмагамбетова, Юрий Масанов

Источник kursiv.kz