Вторник, 24 мая 2022

Чтобы снова не прибегать к одномоментному обрушению курса тенге, нужны кардинальные меры. А именно — национализация внешней экономической деятельности, сообщает 365info.kz. 

Петр Своик. Фрагменты истории власти и оппозиции в Казахстане, нанизанные  на собственную жизнь. Часть 18 — Интернет-газета ЗОНАКЗ. Казахстан.

Цена нефти эталонной марки Brent выросла до 89 долларов за баррель. В последний раз такой показатель был зафиксирован более семи лет назад — в октябре 2014 года.

Аналитики издания Bloomberg связывают подорожание «черного золота» с «возвращением геополитической напряженности»

Возникли опасения по поводу вероятных перебоев с поставками — после того, как йеменская группировка хуситов совершила нападение на Объединенные Арабские Эмираты (третьего по величине производителя нефти в организации ОПЕК). Это привело к обострению боевых действий между группой, связанной с Ираном, и коалицией во главе с Саудовской Аравией. В результате нападения произошел пожар в главном международном аэропорту Абу-Даби и поджог бензовозов в близлежащей промышленной зоне.

Благоприятный фактор

По словам экономиста Петра Своика, удорожание нефти связано еще и с активным печатанием доллара. Это приводит к тому, что инфляция в самой Америке приобретает пугающие масштабы

— Так что рост цен на нефть, помимо всего прочего, имеет еще и инфляционную подпитку. И эта инфляционная волна по миру будет распространяться с повышенной скоростью, — считает он.

Между тем для Казахстана, чьи доходы от нефти составляют половину бюджета страны, рост нефти является позитивным фактором. Ожидают, что в первом квартале 2022 года нефть и вовсе может подняться выше 100 долларов за баррель.

— Конечно, в целом для нас ситуация сейчас благоприятная. Но омрачает ее то, что мы имеем минусовой внешний платежный баланс — он у нас отрицательный уже давно

И это очень неприятно, потому что если внешние экономические отношения Казахстана не в плюсе, а в минусе, то ресурс для внутреннего развития, для решения социальных и экономических задач крайне необходим. Особенно в свете последних событий, когда президент поставил ряд задач перед правительством. А если внешний баланс в минусе, просто так ресурс не создать. Можно, конечно, что-нибудь напечатать, но тогда это усилит внутреннюю инфляцию.

Негативная модель

— Причина отрицательного платежного баланса заключается в том, что вывоз доходов на вложенные иностранные инвестиции и стоимость обслуживания уже набранного Казахстаном внешнего долга остаются выше, чем весь наш выигрыш от экспорта сырья, даже при великолепных ценах на нефть.

Поэтому можно порадоваться, что цены на «черное золото» подскочили, и помолиться, чтобы это продолжалось и дальше. Но сейчас нужно решать вопрос с национализацией внешней экономической деятельности. В настоящее время внешние экономические сделки страны оформляются за пределами национальной юрисдикции РК.

и

Сырье транспортируется из Казахстана по так называемым трансфертным — промежуточным ценам. А выручка от его продажи возвращается сюда не в полном объеме, а лишь в том, который необходим экспортеру для финансирования внутренней деятельности. Это схема внешней эксплуатации. И она категорически не выгодна нашей республике, — подмечает Своик.

Зачем нужна девальвация?

Поэтому, по его мнению, ставить вопрос надо не о национализации сырьевых экспортеров (наверное, на сегодня это было бы слишком сложной и политически опасной задачей), а именно о национализации внешней экономической деятельности. То есть об установлении национального контроля за основными внешнеэкономическими операциями. Способов для этого очень много. Но нужно в первую очередь политическое решение.

— Конечно, высокая цена нефти некоторому улучшению внешнего платежного баланса поспособствует. И есть вероятность, что итоговое сальдо будет немного лучше. Но оно почти наверняка все равно останется отрицательным. А отрицательно сальдо означает, что надо его чем-то компенсировать даже при высоких ценах на нефть.

Это можно сделать либо увеличением новых внешних займов и потока иностранных инвестиций, привлекаемых сюда, но тогда придется платить дополнительным вывозом валюты. Либо прибегнуть к стандартному способу, который есть в головах многих наших макроэкономистов в правительстве и Нацбанке — понижению курса тенге

Тогда арифметически сальдо будет уже не минусовым, а уйдет в плюс на год-полтора. Но цена формального оздоровления внешнего баланса — удорожание всего внутри страны.

Когда рухнет тенге?

— В правительстве сейчас ищут момент, чтобы претворить в жизнь этот привычный план. До празднования 30-летия независимости он был под запретом. Новогодние праздники тоже решили не портить. А что произошло в стране после, всем известно.

И теперь понятно, что в течение ближайших месяцев правительство и Нацбанк не осмелятся предлагать главе государства девальвационные решения

Но накопительный эффект никто не отменял. Это касается и внешнего платежного баланса, и растущей финансовой потребности в решении социальных проблем, которыми должно заниматься правительство.

Уже заморозили тарифы и цены на продовольствие. А на это же нужны деньги! Поэтому до лета, а скорее всего даже до осени, потерпеть удастся. Если, конечно, цены на нефть продолжат быть высокими — в этом случае будет немного легче.

Перед руководством страны стоит задача либо из последних сил оттягивать девальвацию, но в конце концов пойти на нее, как на неизбежность, либо начать производить реальные действия контроля за внешнеэкономической деятельностью

И через это устранять в том числе и угрозу девальвации, — заключает Петр Своик.

Автор Татьяна Киселёва

Источник 365info.kz