Вторник, 17 мая 2022

Своим видением на эту тему поделился глава представительства АБР в Казахстане Нариман Маннапбеков,сообщает kapital.kz. 

 АБР организует ряд мероприятий в честь 20-летия партнерских отношений с  Азербайджаном - ЭКСКЛЮЗИВ | Report.az

Что должна учитывать новая концепция инвестиционной политики, чтобы повысить привлекательность страны, в том числе в условиях усиления требований ESG, глобального энергетического и технологического перехода? Своим видением  поделился глава представительства Азиатского банка развития в Казахстане Нариман Маннапбеков.

Напомним, о необходимости принятия новой концепции инвестполитики во время заседания мажилиса парламента сказал президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев. При этом он отметил, что в стране созданы все условия для привлечения прямых иностранных инвестиций.

По словам Наримана Маннапбекова, наблюдаемый в последние годы активный рост инвестиций в проекты с фокусом на ESG вызвал необходимость обновления либо пересмотра многими странами мира принятой инвестиционной политики с учетом глобальных трендов энергетического перехода.

«Мы согласны с тем, что инвестиционная политика Казахстана также нуждается в этом. Для достижения углеродной нейтральности к 2060 году Казахстану необходимо инвестировать порядка 650 млрд долларов в низкоуглеродные проекты, как было заявлено профильным министерством в прошлом году. Такой объем инвестиций требует создания благоприятного инвестиционного климата для привлечения «зеленых» частных и международных финансов», - считает глава АБР в Казахстане.

При этом он добавляет, что такие финансовые потоки сравнительно легче привлечь на создание новых активов. Однако крайне важно определить, как поступить со старыми или требующими кардинального обновления производственными активами - нужно ли ускорить их вывод из эксплуатации и замену или же направить инвестиции на их модернизацию для продолжения их эксплуатационного цикла? Большинство тщательно продуманных решений по осуществлению инвестиций в странах, внедривших ESG-стандарты и правила, основывались на этих ключевых вопросах, поясняет Нариман Маннапбеков.

«В новую концепцию инвестиционной политики Правительство Казахстана могло бы также включить перечень мер стимулирования реализации проектов по ESG-стандартам. Например, такие как снижение процентной ставки по обслуживанию кредитов, привлекаемых под «зеленые» проекты через механизм гарантирования их погашения государственными финансовыми институтами, привлечение или предоставление «зеленых» грантов для софинансирования или покрытия части расходов по проектам, связанным с охраной окружающей среды, и так далее», - отмечает он.

Помимо разработки новой концепции, с точки зрения АБР, другой приоритетной и взаимосвязанной с ней задачей является разработка ежегодно обновляемой трехлетней государственной инвестиционной программы (ГИП) или, как ее часто называют, PIP (public investment program). По словам Наримана Маннапбекова, трехлетний цикл обусловлен временными рамками, необходимыми для подготовки и реализации проектов. Вместе с тем опыт других стран свидетельствует об успешности такого подхода к планированию инвестиций и повышению эффективности реализации инвестиционных проектов.

«Данный подход предполагает полную прозрачность инвестиционной программы с указанием всех источников финансирования, будь то частные инвестиции, бюджетное финансирование, займы международных финансовых институтов или средства, привлеченные в рамках двусторонних соглашений», - объясняет собеседник.

Одновременно он уточняет, что ГИП имеет как минимум три раздела с деталями по каждому из реализуемых проектов, готовящимся проектам к реализации на следующий год, а также проектам, планируемым к реализации в течение ближайших трех лет. В программе также указываются имена должностных лиц, часто именуемых как Project Managers, ответственных за продвижение проектов.

«Отдельные разделы ГИП могли бы быть посвящены инвестициям в проекты, в том числе по линии государственно-частного партнерства (ГЧП), и ожидаемым результатам от этих инвестиций для измерения того, как страна продвигается на пути к достижению углеродной нейтральности», - говорит Нариман Маннапбеков.

Важнейшим аспектом, по его мнению, является отбор проектов в ГИП. Недостаточно проводить только оценку влияния проектов на внешний долг страны. Если инвестиционный проект внесет весомый вклад в развитие экономики, то он не обязательно приведет к росту соотношения внешнего долга к ВВП, утверждает глава АБР в Казахстане. В первую очередь, по его представлению, отбор производится исходя из экономической возвратности и позитивного воздействия проектов на экономику страны. Очевидно, что ГИП должна сопровождаться регулярными и, при необходимости, многосторонними обзорами хода реализации проектов. «Участники и спонсоры проектов должны иметь прямой доступ к постоянной платформе для обсуждения и решения вопросов, препятствующих их реализации», - резюмирует Нариман Маннапбеков.

Автор Меруерт Сарсенова

Источник kapital.kz