Четверг, 03 декабря 2020

Эван Вольманн

Первая волна пандемии коронавируса больно ударила по экономике России, дополнительное давление оказывает неопределенность в отношении новых международных санкций. О том, какие риски создала пандемия для РФ, какой эффект оказал пакет мер поддержки властей на бизнес, какие преимущества создал цикл снижений ключевой ставки, нужны ли стране дополнительные меры поддержки и когда рейтинг страны может быть вновь повышен, рассказал в интервью “Прайм” вице-президент, ведущий аналитик по суверенному рейтингу России международного рейтингового агентства Moody's Эван Вольманн (Evan Wohlmann).

Государство объявило о масштабной поддержке ряда отраслей экономики для борьбы с последствиями пандемии. Насколько, на ваш взгляд, будут эффективны эти меры для развития российских компаний и восстановления экономики? Какие основные риски вы видите для российский экономики от пандемии?

— Для начала важно отметить, что объем мер государственной фискальной поддержки в ответ на влияние пандемии за год вырос. И мы видим это по данным МВФ, согласно которым объем этих мер достиг около 3,4% ВВП. Эти меры дополнили существующие меры стимулирования, уже запланированные на этот год. Таким образом, мы видим, что принятые в России меры фискальной поддержки в целом соответствуют уровню других стран. Эти меры помогают смягчить некоторые экономические последствия кризиса.

Я бы также сказал, что сравнительно более хорошие, чем в других странах, экономические показатели России за первую половину 2020 года, когда она демонстрировала меньшие темпы снижения ВВП, чем во многих других странах, вероятно, отражают ее экономическую структуру.

В экономике России сектор услуг занимает относительно небольшую долю, а именно этот сектор больше других пострадал от социальных ограничений, введенных для борьбы с пандемией.

Я хотел бы обозначить базовый сценарий. Мы ожидаем, что темпы снижения ВВП России составят примерно 5,5% в этом году, и мы ожидаем умеренного восстановления экономического роста с ростом реального ВВП на 2,2% в следующем году, поскольку, согласно прогнозам, цены на нефть останутся низкими.

Сохраняется значительная неопределенность, и сохраняются высокие риски ухудшения наших прогнозов по росту экономики, в том числе из-за ухудшения ситуации с пандемией, которое может привести к ужесточению ограничительных мер или дальнейшим сбоям в экономике. Кроме того, хрупкость процесса восстановления мировой экономики увеличивает неопределенность в отношении динамики цен на сырьевые товары. А мы знаем, что низкие цены на нефть влияют как на прямую экономическую деятельность в России, так и на государственные доходы и, следовательно, на их способность государства оказывать поддержку.

Наконец, введение более жестких, чем ожидается, новых санкций существенно повлияет на способность правительства рефинансировать свой долг или может негативно повлиять на российскую экономику каким-либо другим образом. Это создает риски для кредитного профиля России.

Тем не менее, важно подчеркнуть следующее. У нас стабильный прогноз по рейтингу России “Baa3”, что отражает наши ожидания того, что улучшившаяся за последние годы кредитоспособность России повышает ее устойчивость к потрясениям и поможет правительству справиться с резким снижением в краткосрочной перспективе экономических и бюджетных показателей в результате пандемии и низких цен на нефть.

Каков ваш прогноз по темпам роста ВВП России в 2022 году?

— Мы пока находимся в процессе подготовки наших прогнозов на 2022 год. Но я могу отметить, что в среднесрочной перспективе мы ожидаем, что усилия властей будут направлены на повышение потенциала роста российской экономики, который, по нашим оценкам, составляет около 1,5%, но этой цели будет трудно достичь. Отчасти это связано с сохраняющейся слабостью деловой среды и рисками как введения новых санкций, так и кодификации уже существующих, — все это продолжает оказывать негативное влияние как на внутренние, так и на иностранные инвестиции.

Кроме того, мы также видим уменьшение перспектив проведения реформ, направленных на поддержку потенциала экономического роста страны в ближайшие годы. Это, в частности, создает неопределенность относительно будущих цен на нефть, что снижает возможность дальнейшего финансирования национальных проектов.

Социальные риски также могут оказать давление на бюджет страны, особенно в свете выборов в следующем году, ограничивая возможности для инвестиций в будущий экономический рост. В среднесрочной перспективе мы ожидаем, что достичь цели властей по устойчивому увеличению темпов экономического роста России будет трудно.

Закладываете ли вы в своих прогнозах вероятность второй волны и повторного введения в стране режима самоизоляции?

— Значительная неопределенность в отношении нашего прогноза по росту ВВП по-прежнему сохраняется, в том числе из-за нового ухудшения эпидемиологической ситуации. Мы ожидаем, что власти откажутся от введения таких же строгих ограничений, которые мы наблюдали ранее в этом году. Но тем не менее, обострение пандемии по-прежнему будет иметь серьезные негативные последствия для уровня деловой уверенности и расходов страны и по-прежнему будет оказывать давление на экономические показатели.

Стабильный прогноз по рейтингу отражает наши ожидания того, что улучшение кредитного профиля России поможет правительству справиться с резким ухудшением краткосрочных экономических и бюджетных показателей. В частности, меры, предпринятые правительством для противостояния внешним потрясениям последних лет, привели к наращиванию финансовых буферов страны и повышению ее устойчивости к шокам.

Видите ли вы необходимость в дополнительных мерах поддержки экономики?

— Если мы посмотрим на меры правительства в области налогово-бюджетной политики, их масштаб заметно вырос за год после относительно медленного старта. Если вы добавите новые фискальные меры к уже существующим мерам стимулирования экономики, запланированным на этот год, вы увидите, что пакет фискальной поддержки России в целом сопоставим с другими странами. Это помогло смягчить экономические последствия кризиса. Но, как я уже сказал, сохраняется значительная неопределенность, и риски для нашего прогноза роста ВВП остаются повышенными, учитывая возобновившееся обострение пандемии и хрупкость процесса восстановления мировой экономики.

 Банк России в последнее время сохраняет ключевую ставку на текущем уровне после цикла ее активного снижения с начала года. Как вы оцениваете политику Центробанка? Какое влияние цикл снижений ставки оказал на инвестиционную и предпринимательскую активность?

— С точки зрения суверенного кредитного рейтинга, я думаю, важно отметить, что сейчас Россия получает выгоду от усовершенствованного инструментария властей, позволяющего противостоять шокам, куда относятся использование гибкого обменного курса и эффективной денежно-кредитной политики. Это сыграло важную роль в борьбе с последствиями пандемии. Мы наблюдали замедление инфляции в последние годы, что улучшило макроэкономическую стабильность и предоставило возможности для постепенного смягчения денежно-кредитной политики. Это дополнительно поддержало состояние финансового рынка и деловую активность во время кризиса.

Мы также видели, как Банк России расширил свои меры поддержки физических и юридических лиц, а также ослабил требования к ликвидности. Я думаю, что гораздо более последовательная макроэкономическая политика страны также выигрывает от использования бюджетного правила, которое, как я уже упоминал, сдерживает экономическую нестабильность и помогает снизить чувствительность обменного курса к колебаниям цен на нефть.

 Moody’s неоднократно откладывал пересмотр рейтинга РФ, в последний раз в феврале 2019 года агентство повысило рейтинг до уровня Baa3, ухудшив прогноз до стабильного. Есть ли вероятность повышения рейтинга страны или улучшения прогноза до позитивного? При каких условиях стоит ожидать такого шага?

— У нас стабильный прогноз по суверенному рейтингу России “Baa3”. Это отражает наши ожидания того, что улучшение кредитного профиля России за последние годы повысило ее устойчивость к потрясениям, шокам. Все это должно помочь правительству справиться с резким ослаблением в краткосрочной перспективе экономических и бюджетно-фискальных показателей. Это также помогает снизить риск понижения рейтинга.

Хотя это маловероятно в свете пандемии коронавируса, повышение рейтинга России может произойти при дальнейшем снижении уязвимости страны перед внешними шокам, в том числе за счет продолжающегося повышения бюджетно-финансовых возможностей и увеличения финансовых буферов.

В то же время рейтинг России может быть понижен, если мы увидим, что госбюджет или внешняя позиция страны существенно ухудшатся, и ее способность выдерживать падение цен на нефть существенно уменьшится. Понижение рейтинга также может произойти в результате введения более жестких, чем ожидается, новых санкций, которые существенно ограничат способность правительства обслуживать и рефинансировать свой долг или будут подрывать экономику России каким-то другим способом.

Автор Мариам Багдасарян

Источник 1prime.ru