В последние годы становится все более очевидным, что Китай начал отходить от модели экономического развития, ориентированной на экспорт, и переходить к стратегии «внутренней циркуляции», в которой основной упор делается на расширение внутреннего спроса. Хотя это кажется естественным шагом, создание внутреннего рынка, достаточно емкого для страны с населением 1,4 млрд человек, оказалось более сложной задачей, чем предполагали многие экономисты и аналитики , сообщает exclusive.kz .

Экономика Китая в 2020 году выросла на 2,3% | Профтрейдинг | Онлайн-школа

В последние несколько десятилетий экономический рост Китая в значительной степени зависел от экспорта продукции обрабатывающей промышленности и капиталовложений. В период с 1990-х по начало 2010-х годов успешная стратегия продвижения экспорта способствовала интеграции Китая в мировую экономику и стимулировала его быстрое развитие. Хотя в этот период Китай не отказался от стратегии импортозамещения, в его «внешнеориентированном» подходе сочетались стратегии «выхода на мировой рынок» и «вхождения в него», что позволило привлечь иностранные инвестиции, создать совместные предприятия, сосредоточиться на трудоемком экспорте и накопить огромные валютные резервы.

Огромные размеры Китая позволили ему закрепиться в качестве мирового центра производства. Однако его удивительно успешная модель роста дает все меньшую отдачу. За последнее десятилетие Китай пережил глубокий демографический сдвиг, подобный тому, который ранее наблюдался в Японии и Южной Корее. Наряду с быстрым снижением рождаемости, поколение, родившееся во время беби-бума 1960-1970-х годов – ключевого фактора быстрого роста Китая с 1980-х годов, – приближается к выходу на пенсию, и ожидается, что в течение следующего десятилетия из состава рабочей силы будет ежегодно выбывать около 20 млн человек. Совокупный эффект от старения населения и политики «одного ребенка» (которая была отменена в 2016 году, спустя 36 лет) привел к росту сбережений домохозяйств, что осложнило усилия Китая по увеличению внутреннего потребления.

Прежде всего, неизменная приверженность Китая стратегии стимулирования экспорта замедлила развитие внутреннего рынка гораздо сильнее, чем ожидалось. Для поддержания конкурентоспособности страны экспортная модель требует государственного вмешательства в ценообразование, включая снижение земельной ренты, благоприятный обменный курс и замедление роста заработной платы. Несмотря на огромные валютные резервы Китая, правительство сохраняет механизм валютного курса, который выгоден экспортерам, но препятствует росту активного внутреннего рынка.

Аналогичная динамика прослеживается и в процентной политике Китая. Реальные процентные ставки в Китае долгое время оставались ниже темпов роста ВВП, что приводило к нерациональному распределению капитала и отсутствию механизмов корректировки, позволяющих сбалансировать инвестиции и потребление.

На уровне заработной платы также сказываются последние остатки плановой экономики Китая. Ярким примером тому служат усилия правительства по достижению баланса между низкой заработной платой и доступными ценами. Хотя в последние годы доля оплаты труда в ВВП увеличилась, средняя заработная плата остается значительно ниже, чем в большинстве стран с сопоставимым уровнем дохода. Чрезмерное вмешательство государства привело к сегментированию рынков труда и неразвитости системы занятости. Как следствие, в Китае отсутствует механизм корректировки, который бы привел заработную плату в соответствие с темпами роста производительности труда и экономического роста.

Кроме того, государственные расходы долгое время были в основном направлены на развитие физической инфраструктуры и капиталообразование, а на поддержку домохозяйств и расширение программ социального обеспечения выделялись лишь ограниченные средства. Именно поэтому китайские семьи сохраняют высокий уровень сбережений на всякий случай.

Для обеспечения активного внутреннего оборота Китай должен отказаться от модели, ориентированной на экспорт, и сосредоточиться на стимулировании импорта. Для Китая как крупного глобального игрока крайне важно сохранять стратегический нейтралитет при переходе к такой модели, что требует постоянного развития огромного внутреннего рынка.

Хотя стимулирование импорта, вероятно, является естественным следующим шагом для любой страны, достигшей первых успехов в стимулировании экспорта, оно особенно важно для крупных экономик. Центральным моментом в этом переходе является признание того, что экономика не может бесконечно полагаться на экспорт для ускорения роста и повышения уровня жизни. Приняв стратегию, ориентированную на импорт, Китай сможет устранить давние торговые дисбалансы и скорректировать интервенционистские механизмы, которые исторически влияли на обменные курсы, процентные ставки и формирование заработной платы. Приведение темпов роста заработной платы в соответствие с номинальным ВВП позволит повысить доходы населения и стимулировать быстрое развитие сферы услуг, которое ранее сдерживалось экспортно-ориентированным подходом властей.

Кроме того, стимулируя импорт за счет повышения курса валют и снижения тарифов, Китай может снизить цены на импортные потребительские товары и резко увеличить расходы населения. Повышение реальных процентных ставок предотвратит перераспределение капитала, снизит долю инвестиций в ВВП и позволит экономике сбалансировать совокупный спрос. Самое главное, что, позволив правительству разорвать порочный круг инвестиций и долгов, этот переход позволит высвободить больше бюджетных ресурсов для удовлетворения потребностей граждан и минимизировать тяжелое бремя, которое ложится на домохозяйства, вынужденные оплачивать здравоохранение, уход за детьми и образование и одновременно откладывать деньги на пенсию.

Стимулирование импорта – это ключ к реализации потенциала внутреннего потребительского спроса Китая. В отличие от импортозамещения, эта стратегия не подавляет торговый сектор. Напротив, расширение внутреннего рынка и стимулирование внутреннего оборота позволит китайским компаниям сосредоточиться на технологических инновациях и развивать технические навыки и ноу-хау, необходимые для экспорта более сложной продукции с высокой добавленной стоимостью.

Япония и Южная Корея служат поучительным примером. В то время как Япония жестоко поплатилась за задержку стратегической перестройки, быстрому экономическому развитию Южной Кореи в 1987-1996 гг. способствовали политические корректировки, которые привели заработную плату в соответствие с ростом производительности труда, что способствовало росту внутреннего потребления. Однако Южной Корее не удалось развить этот импульс до того, как волна финансовой либерализации изменила ее экономическую траекторию. Прислушавшись к урокам других восточноазиатских стран, Китай может избежать подобной участи, перебалансировать свою экономику и добиться устойчивого роста.

Автор Чжан Цзюнь

Источник exclusive.kz


Популярные новости