Суббота, 16 октября 2021

Государство исчерпало ресурсы для роста благосостояния граждан. Инструментов безболезненно остановить инфляционные ожидания нет, пишет  365info.

Инфляционная спираль: что это и как она развиваетя :: BusinessMan.ru

Инфляция в Казахстане ускоряется теперь уже до 8,9%, написал на своей странице в Facebook экономист Айдархан Кусаинов. Нацбанк назвал две основные причины роста инфляции — ее импорт извне и структурные проблемы экономики, которые регулятор решать не уполномочен.

Эксперт коротко проанализировал аргументы Нацбанка.

С больной головы на здоровую

«Импорт инфляции. Рекомендую познакомиться с исследованием Нацбанка «Трансмиссионный механизм денежно-кредитной политики в РК». Там сказано, что «Шок обменного курса, равный 1 п. п., приводит к росту цен на 0,12 п. п. на третий месяц после шока. Влияние на уровень цен сохраняется и статистически значимо в течение почти полугода. Проще говоря, если номинальный курс резко ослабнет на 10%, то есть цены на все входящие товары (импорт) моментально вырастут на 10%, через три месяца максимальный прирост инфляции от этого составит 1,2%.

Соответственно, во-первых, страшная инфляция августа в России на наши цены еще повлиять физически не могла. В июне же она была 6,5% (год к году). Это всего на 2,5% выше планового коридора в 4%. И это не шоковый одномоментный рост, а годовой. И затрагивает он не весь импорт, а только 30% казахстанского импорта. Если всю эту историю учесть, реальный вклад «импорта российской инфляции» в нашу будет не более 0,05-0,07%.

То есть из 8,9% нашей инфляции возможно 0,1% приписать импорту инфляции, остальные 8,8% — наши

«Структурные проблемы. Среднеисторическая инфляция в стране за 20 лет (включает в себя три девальвации, причем одна из них двукратная) составляет 8%. Среднеисторическая инфляция за последние 10 лет (включает в себя суммарное падение тенге в 2,8 раза: от 150 до 420) — 7,3%. Для понимания: установленный верхний порог 6% — это выше, чем обычная инфляция в стране без учета девальваций и безо всяких попыток инфляционного таргетирования.

Рассказы о структурных проблемах экономики, виноватых в инфляции свыше 6%, это чушь

Это рассказ на уровне «я не могу выполнить молодежные нормативы, потому что я молод». Никто и не требует взрослых нормативов (2-4%), твоя молодость (структурные проблемы) уже учтена в принятых для тебя молодежных нормативах 6%. Так что ты просто провалил дело».

Нелогичные ошибки

Что же на самом деле произошло в экономике, если это не импорт инфляции и не структурные проблемы в экономике?

Политики меняются, ландшафты остаются - Мир перемен

Айдархан Кусаинов

Произошел полный провал денежно-кредитной политики Нацбанка, который придумывает бессмысленные аргументы, — говорит Кусаинов. — Регулятор давно должен был повысить базовую ставку и не раздавать деньги в кризис. Он сделал все ровно наоборот.

 По состоянию на октябрь 2021 инфляция ускоряется до 8,9%. Какой вы ее прогнозируете в конце года? Как будем выкручиваться?

— Вероятнее всего, инфляция перешагнет 9-процентный рубеж. Как выкручиваться, мы уже видим — «виновато правительство, мировая инфляция и другая чушь». А Нацбанк не при делах.

 Как будет выглядеть экономика Казахстана в 2022 году и что теперь делать, когда все неверные шаги уже сделаны?

— Только путем ужесточения денежно-кредитной и бюджетной политики. Это будет больнее, чем было бы в 2019 году.

На самом деле и правительство, и Нацбанк сделали много ошибок

Они просто испортили экономику, если говорить уж совсем грубо.

 А разве было что-то, что можно было испортить?

— Было. И за последние три года можно было круто развернуть экономику. Но сделали наоборот. А теперь конкретика.

Нацбанк уверяет, что ведет политику инфляционного таргетирования.

Я еще в 2019 году говорил, что инфляция вышла из коридора. А сегодня регулятор говорит, что у него есть немонетарные сложности, поэтому он не влияет на инфляцию

Напомню, в 2019 году по указанию Нурсултана Назарбаева понизили стоимость коммунальных услуг. И Нацбанк «умыл руки» — сервисная инфляция для него теперь не показатель. Это понятно, потому что цены на коммунальные услуги понизили не монетарно, а директивно. С точки зрения денежно-кредитной политики глупо теперь ориентироваться на сервисную инфляцию, которую притормозили волевым способом.

Значит, в формировании общей инфляции остались только два компонента — продуктовый и непродуктовый.

Силовое сдерживание инфляции

 Получается искаженная картина по двум оставшимся компонентам?

— Нет, по двум остальным показателям картина не искаженная. Они все также зависят от денежно-кредитной политики. Невозможно же приказать базарам прекратить рост цен на продовольствие и непродовольственные товары.

И еще в августе 2019 года я говорил, что эта модифицированная инфляция, с учетом всей ситуации, вышла из коридора.

Нацбанку уже тогда нужно было повысить базовую ставку. Повысил бы — остановил развитие инфляционной спирали

Но теперь в мае 2020 года уже президент Касым-Жомарт Токаев снова понизил тарифы на ЖКХ в качестве антиковидной меры. И что в итоге получается? Сервисная инфляция у нас административно зажата, и денежно-кредитная политика на нее никак не влияет. Нацбанк при этом наивно отчитывается, что общая-то инфляция у него в коридоре. Но продуктовая «в звездах», выше 10%. Непродуктовая тоже выросла. И хотя внешне общая картина смотрится нормально, в стране стремительно развивается инфляционная спираль.

Допускать этого нельзя, потому что люди привыкают к росту цен. И это подстегивает дальнейший рост

Покупатель, понимая, что завтра товар будет еще дороже, покупает впрок. И тем самым добавляет очередной виток к инфляционной спирали.

Инфляционное таргетирование на то и делается, чтобы не допускать высоких инфляционных ожиданий. Но это не про Нацбанк Казахстана. Никак не влияя на рост продуктовой инфляции, он за два года раскрутил спираль.

 Так почему инфляция сейчас растет, ведь цены на услуги ЖКХ отпустили?

— Инфляцию меряют год к году. К маю 2021 года те антиковидные эффекты исчерпались. А за лето и начало осени сервисная инфляция даже не приблизилась к норме. Она будет еще ускоряться. Поэтому в июле-августе мы видели всплеск инфляции. И он не неожиданный, а очень даже ожидаемый.

Регулятор регулятору рознь

Если многие вещи случились из-за силового вмешательства, стало быть Нацбанк не самостоятелен в принятии решений? Это же глупо — видеть раскручивание кризиса и никак на это влиять?

— Я не знаю. Нацбанк просто хороший политик. Он знает, как завернуть негативную картину в красивую обертку.

Если Ерболат Досаев повысит базовую ставку, значит, он не сдержит свое обещание при назначении о фиксированном курсе и низких ставках для кредитования

Так что Нацбанк блестяще выполнил свою политическую функцию. Дал деньги экономике по низким ставкам, и инфляция у него в коридоре.

Когда один из трех компонентов по нулям, а два остальных галопирующе растут, это коридор по-нацбанковски?

— Формально же все хорошо. Если бы Нацбанк в 2019 году поднял базовую ставку, задушив инфляцию и закрепив инфляционные ожидания, то в 2020 кризисном году он бы смог ее понизить. Без всяких льготных кредитов.

Центробанк России в пандемию в 1,5 раза снизил базовую ставку. У него на тот момент были зафиксированы инфляционные ожидания, и он спокойно вошел в кризис. А в 2021 году Центробанк уже почти в 1,5 раза повысил базовую ставку. И опять здесь прослеживается здравая логика. Экономика выходит из кризиса, происходит разгон инфляции, и Центробанк тормозит ее повышением базовой ставки. В этом и есть смысл, когда центральный банк правильно работает с инфляционными ожиданиями.

Если это Нацбанк Казахстана, то он в 2019 году инфляционные ожидания не зафиксировал. А в кризис не смог понизить базовую ставку. И в 2021 году повысить снова боится

Правительство тоже большие молодцы. Раздали кучу денег не людям, а бизнесу. Сравним антикризисный пакет помощи в той же России и у нас. У соседей, по разным оценкам, он составил где-то 4,5% от ВВП. Экономика упала на 3%. В Казахстане антикризисный пакет — 9% от ВВП, мы упали на 2,6%. Результат практически сопоставим. Только Казахстану это обошлось в два раза дороже. Почему? Потому что Россия антикризисный пакет направила в сторону людей, а Казахстан — в сторону бизнеса.

Спасет «бетонная стена»

Который не дал никакого эффекта?

— Именно. Деньги просто разошлись.

И третий элемент, который помог разогнать инфляционную спираль — пенсионная реформа. 1,7 трлн тенге, досрочно изъятых из ЕНПФ, так или иначе пришли в экономику. И они тоже, с одной стороны, подстегнули инфляцию, а с другой — внесли невообразимый психологический бардак. Цены на недвижимость взлетели.

В 2022 году по сравнению с 2021 годом формально возможностей для роста доходов населения будет меньше

Потому что вряд ли снова придут 1,7 трлн тенге из пенсионного фонда. И даже если у врачей и будет такая же высокая зарплата, динамики к росту все равно не будет.

С точки зрения фискальных стимулов правительство зря их все применило в один год. Еще и неразумно. Я имею в виду досрочное изъятие из ЕНПФ.

Что касается инфляции, ожидания разогнались. Приведу аналогию. Когда камень с горы только начинает катиться, его легко можно остановить двумя небольшими камушками. А когда он уже разогнался, нужна бетонная стена.

Если в 2019 году задушить инфляцию можно было повышением базовой ставки до 9,5-10%, сейчас ситуацию спасет только резкое повышение базовой ставки до 12-14%

Вот и выводы о том, как оценивать аргументы Нацбанка о растущей инфляции. Это он разогнал инфляционные ожидания до уровня 2016 года, когда была двукратная девальвация тенге. И тогда, чтобы остановить инфляцию, ставку приходилось поднимать до 16%.

В 2022 году вряд ли правительству при такой критической ситуации удастся добиться роста благосостояния бюджетными методами. Зарплата и соцпособия уже повышены до возможного предела. А тут еще инфляция 9%.

Нам светит кризис. И в этот момент Нацбанк даже не может понизить базовую ставку. Потому что он должен ее сначала поднять

То есть в следующем году Казахстан получит двойную экономическую оплеуху.

Масла в огонь подливают и планы Нацбанка в 2023 году выйти из кредитования экономики. Идет разговор о сокращении ипотечных программ. При том, что пузырь на рынке недвижимости надут до предельных размеров. Надеяться на его стагнацию в 2022 году как минимум наивно. И тут появляется объявление о закрытии ипотечных программ. Рынок рухнет. Люди-то кредитовались по высоким ценам, а доходы у них не растут, и за кредит платить надо.

«Во всем виноват мировой кризис»

Вариант избавиться от ипотеки нулевой, потому что тех цен уже не будет. Продажа не покроет даже всю сумму кредита. Люди останутся и без денег, и без жилья.

— Именно! Поэтому и получается, что в 2019, 2020 и 2021 году в погоне за краткосрочными результатами надули большой пузырь. И вот он, 2022 год наступает.

 Так Нацбанк же должен эту реальную картину показать в итоге?

— Он показывает то, что мы видим. В очередной раз нам обещают, что инфляция в 2022 году будет в коридоре 4-6%. И без разницы, что это просто нарисованные цифры.

И без разницы, что в марте 2020 года Нацбанк обещал удержать курс на уровне 380 тенге за доллар, а 23 марта он был 460. Обещать — не жениться

В этом проблема инфляционного таргетирования. А ответственности за допущенные ошибки можно избежать, навешав лапши на уши об импорте инфляции из России и структурных проблемах в экономике. Это же мировой кризис, нам говорят!

Даже не удивлюсь, что поступят как в 2007 году, когда Нацбанк заявил о том, что мировой кризис в Казахстан пришел на год раньше. Не исключаю, сейчас ждут 2023 года — а вдруг в мире что-то произойдет, чтобы сказать: это все не мы, это мировой кризис.

Автор  Александра Алёхова

Источник 365info.kz