Четверг, 30 июня 2022

К такому выводу эксперт пришел после отчета Нацбанка перед общественным советом ЕНПФ о накопленных с 2014 по 2021 годы доходности накоплений и инфляции , сообщает  365info.kz.

 

Так, по сообщению заместителя директора департамента монетарных операций Нацбанка Нуржана Нургазина, накопленная доходность пенсионных активов за период с 2014 года по 2021 год составляет 109,4%. Накопленная инфляция — 83,5%. То есть под управлением Нацбанка пенсионные активы имели реальную доходность в 25,9%.

Экономист Эльдар Шамсутдинов, упоминая эти данные Нацбанка, напомнил о том, что сам тенге с 2014 по 2022 обесценился на 136%.

«Получается, если с 2014 года просто покупать доллары, доходность была бы выше», — резюмировал экономист на своей странице в Facebook.

Вообще, учитывая, какие объективно сомнения вызывает у потребителя методика исчисления инфляции в Казахстане при галопирующем росте цен на продовольствие, в 83,5% инфляции за шесть последних лет верится с трудом. Как и в доходность пенсионных активов по инерции.

Провал прорывного решения

Эльдар, вы написали, что если бы пенсионные активы держали в долларах, вкладчики ЕНПФ заработали бы больше. Но этого не позволяет инвестстратегия ЕНПФ, утвержденная Советом по управлению Нацфондом. Это правильная инвестстратегия, по-вашему, когда более стабильный доллар составляет треть от активов, а волатильный тенге — две трети?

— Пенсионную накопительную систему создавали в противовес солидарной. Ее презентовали в 1996 году, в 1997 приняли, а с 1 января 1998 года она заработала.На тот момент это было прорывным решением, и люди, которые ее придумали, до сих пор верят в «прорывность» этого решения

В середине нулевых частные НПФ придумали финансировать пенсионными деньгами разные промышленные проекты. И большинство дефолтных облигаций и акций, оказавшихся в портфеле ЕНПФ, тянутся как раз с тех времен.

Мы же помним, как на бирже оказались такие предприятия, как «Казахстан кагазы» и другие. В них частные НПФ накачивали деньги вкладчиков. В какой-то момент стало понятно, что доходности, которую требует регулятор по формуле «инфляция плюс 1,5-2%», не достичь. Инфляция была достаточно высокой, а сверх нее заработать было еще тяжелее.

Пенсионные фонды начали активно играть на бирже. Начались хищения через систематические сомнительные инвестиции в невыгодные активы. Одним из таких примеров, когда система зашла в тупик, стали тройные репо. Со стороны регулятора не было должного надзора, и некоторые НПФ умудрились заложить одни и те же бумаги по три раза.

В 2013 году стало понятно, что дальше так нельзя, иначе мы потеряем пенсионные деньги. И началось слияние частных НПФ в единый государственный. Когда его создали, тоже решили, что раз очень много денег сконцентрировалось в одном месте, давайте и дальше инвестировать их в государственные проекты. Это логично, когда пенсионный фонд инвестирует в крупномасштабные национальные долгосрочные проекты, так показала практика.

Но в развивающихся странах типа нас это практика негативная, поскольку мы опять начали инвестировать в проекты крайне сомнительные

Чтобы получить нормальную доходность, начали придумывать сложные инструменты. Тогда-то и появился азербайджанский банк, историю с которым все помнят. Сама по себе сделка с ним была хорошей. Просто не рассчитали, что будет объявлен дефолт. Для ЕНПФ все закончилось в итоге хорошо, хотя могло закончиться и плохо.

ЕНПФ финансирует дефицит бюджета

ЕНПФ вернул вложенные деньги, потерял только инвестдоход.

— Но потерял же. Поэтому такие сделки с точки зрения пенсионных фондов, которые должны быть крайне консервативными, изначально глупое решение. Оно говорит о том, что государство неспособно рационально заниматься такими инвестициями, поскольку появляются соблазны.

Мегамонстра с деньгами, каким стал ЕНПФ, нужно было на что-то содержать. Решили инвестировать в ГЦБ — минфиновские ценные бумаги, доходность которых была чуть выше инфляции.

По факту пенсионный фонд на 40% погружен в ГЦБ. А это означает, что мы осуществляем скрытое финансирование дефицита бюджета

И эта доходность наших накоплений обеспечивается из средств бюджета, а бюджет формируется на за счет налогоплательщиков. То есть наш инвестдоход на счетах нами же и оплачен?

— Не совсем так. Инвестирование в ГЦБ тоже нормальная практика, но не выкуп всех ГЦБ разом. Это не должно это быть постоянной практикой, когда пенсионный фонд всю свою доходность показывает за счет скупки минфиновских бумаг. Ну это же несерьезно.

Причем сам ЕНПФ деньги не инвестирует, а лишь осуществляет функционал некоего egov или ЦОНов. И с 2016 года, когда случился скандал с «Бузгул аурум», ставится вопрос в принципе о надобности самого ЕНПФ, который ничего не делает, но при этом ежегодно съедает достаточно приличные деньги на свое содержание. Рядом Нацбанк, который инвестирует либо в свои ноты, либо в ГЦБ. И

весь этот механизм не дает нужной доходности, но снижает экономическую активность граждан на 10% ежемесячно за счет обязательных отчислений в ЕНПФ

Что делать дальше? В ответ на этот вопрос Минтруда предложило отчислять не 10, а 15%, чтобы было больше накоплений. Но нюанс в том, почему вообще решили, что увеличение процента отчислений принесет больше доходности?

Считаем мы теперь по-новому

А ничего, что сегодняшние 10% из зарплаты через 30 лет будут стоить совсем иначе? Оно вообще приумножится или обесценится в реальном выражении?

— Согласно отчетности приумножится. Но если смотреть даже не на инфляцию, а на реальное положение дел, а именно на ориентацию потребителя на доллар, ситуация с обесценением тенге обстоит гораздо хуже, чем нам показывают.

Нацбанк показывает инфляцию с учетом изменения цен на целую корзину товаров, начиная от спичек и заканчивая люкс-квартирами. Но для большинства инфляция представляет собой подорожание продуктов питания, лекарств и коммуналки. Как убедить рядового вкладчика, что инфляция реально 8%?

Инфляция меряется по индексу потребительских цен. А в эту корзину входит более 300 наименований. Нюанс в том, что до октября 2021 года в эту корзину входили такие «важные» для потребителя товары, как CD диски, калькуляторы, женские панталоны и еще много чего из серии «ретро», что можно увидеть сейчас где-нибудь в пабликах в соцсетях.

К сожалению, у нас не дают точные удельные весы по продуктам, мы видим только по агрегированным показателям. И корзины ИПЦ в мире разные. Есть такие страны, где ГСМ не учитывается. Все зависит от нюансов, структуры экономики.

Мое персональное мнение, что в нашей стране инфляция была сманипулированной. Я смотрел, что за последние 10 лет на группы товаров частого потребления, по которым серьезное подорожание видно даже чисто визуально, официальная статистика накинула изменение цен на 0,5-1%.

Недостоверность данных

На чем они мониторят, если литр подсолнечного масла подорожал за два года в два раза?

— В общем, когда идет откровенное недоверие официальному уровню инфляции, потребители начинают мерить ее самостоятельно с помощью твердой валюты. В нашем случае в долларе.

То есть можем сказать, что если с 2014 по 2021 годы тенге обесценился на 136%, то реальная инфляция — не 83,5%, как отчитался Нацбанк, а все 136%?

— Минимум 136%, но скорее всего больше. Инфляция выше, поскольку ряд товаров, сидящих в корзине, зависит от курса доллара. Даже рабочая сила и покупательская способность зависят от курса доллара.

А 83,5% — это по отчету Нацбанка на основании данных Бюро национальной статистики.

Как я говорил, корзину пересмотрели в октябре, после чего внезапно улучшились показатели доходности ЕНПФ. Это вполне связанные между собой процессы

Поэтому нам нужно независимое агентство по мониторингу цен. Сейчас даже официальная статистика вроде начала признавать их рост, но мне больше интересна долгосрочная динамика. А она говорит, что 10 лет инфляция подвергалась манипуляциям Нацбанка. То есть она была недостоверной, а персональная инфляция по самым популярным категориям товаров сильно отличалась от официальной.

Автор Александра Алёхова

Источник 365info.kz